- Это BAZAAR

10.02.17

Съемка и интервью: В своем отечестве

Основатель бренда Ruslan Panama Руслан Ким совершил на первый взгляд невозможное, заставив искушенных адептов интеллектуального шика Céline и J.W.Anderson мечтать заполучить вещь с ярлыком  made in Kazakhstan. По просьбе BAZAAR Джама Нуркалиева обсудила с дизайнером надежды, тернии творческого пути и перспективы.

Фото: Олег Зуев

Стиль: Шернияз Макатов 

Макияж: Анастасия Маденова  @ Irina Khaber Team

 Прически: Елена Адашевская @ Irina Khaber Team

Модели: Евгения Тонкович, Камшат Ержанова @ EAT Models

Продюсеры: Анель Абдуалиева, Russell Maidd

Редакция выражает благодарность отелю The Ritz-Carlton, Almaty за помощь в проведении съемки.

Съемка и интервью: В своем отечестве
 1

Давай, наверное, начнем с твоей истории. Почему ты переехал из Лондона в Астану? И как это вообще произошло?

В Астану я переехал год назад, возможно, чуть больше. До этого я работал в компании iMall, которая сейчас переросла в онлайн-проект Farfetch. Я курировал направление womenswear (женская одежда. – Прим. ред.). Видишь ли, когда ты действительно хочешь чем-то заниматься, то на начальном этапе в это «что-то» нужно вкладываться. В Астану я приехал, чтобы обрести некую финансовую стабильность, и как раз тогда возникла идея открыть бар Corner '57. Конечно, сейчас я понимаю, что с таким же успехом мог спокойно инвестировать в открытие бара в Лондоне (смееется), учитывая затраты. Ресторанный бизнес требует серьезного к себе отношения, он очень дисциплинирует.

Значит, это все­ же было твоим осознанным решением – заняться собственной жизнью и бизнесом? Таким образом дав самому себе возможность творческой реализации.

Как дизайнер я пока «сделал» два сезона, представился на первой Mercedes-Benz Fashion Week Almaty. На мой взгляд, получилось неплохо – дебютную коллекцию тепло приняли критики и публика, она вызвала интерес. Затем я снова уехал в Лондон, меня поглотила круговерть событий и работа. Вернувшись в Астану, я решил все возобновить, потому что без должной творческой подпитки легко впасть в депрессию. Конечно, разработка концепции Corner '57 в этом плане оказалась безумно интересной: это тоже креативный процесс, и чем больше душевных сил ты вкладываешь, тем лучше отдача.

Что тебя наиболее глубоко поразило в твоем обучении? Что запомнилось больше всего? Какие принципы ты взял за основу? 

Я принял решение, уже учась в Дубае, – моя семья не была к этому готова. Просто поступил в университет, никому не сказав, и купил билет в один конец. Переезд в Лондон на меня подействовал особенным образом: я впервые за долгое время ощущал себя на своем месте, всегда пребывал в хорошем настроении, просто наслаждался каждым днем. Со мной учились ребята в среднем на 1-2 года младше, и, скорее всего, я им казался жутким выскочкой: сидел за первой партой, постоянно задавал вопросы, впитывал информацию, как мог. В первую же неделю пребывания там я начал искать стажировку. Отправлял резюме всем – от Alexander McQueen до малоизвестных независимых брендов. Я ходил абсолютно на все собеседования просто потому, что поставил себе цель. А первая полноценная стажировка со мной случилась только на втором или третьем курсе. И в McQueen я впоследствии все же попал – в качестве ассистента главного дизайнера по принтам.

Съемка и интервью: В своем отечестве
 2

Расскажи, чем вдохновлена новая весенне-летняя коллекция. Что повлияло на тебя в процессе работы над ней?

Это может прозвучать странно, но в моем случае образы возникают в сознании сами собой. Я недавно думал об этом и понял, что если в первой коллекции было очень много «меня», то новая, напротив, вышла очень коммерческой. Позже я осознал, что все дело в окружающей среде: весну-лето я разрабатывал, находясь в Казахстане, и, наверное, именно поэтому она получилась более женственной и «носибельной». Я уже находился здесь некоторое время, и меня постоянно терзали сомнения: а вдруг это слишком смело? А что если никто не поймет?

Ты пессимистично настроен?

Я просто уверен, что, развивая свою марку в Казахстане, в один день я могу проснуться и понять, что все пошло не так. Что Руслан Панама шьет коричневые водолазки, узкие брюки и разукрашеные джинсы – в общем, создает что-то безыдейное. Я бы очень хотел этого избежать. Наверное, этот страх – единственное, что меня сдерживает.

А возможна ли такая история, что в Астане у тебя будет своеобразная лаборатория с разработкой и производством, а презентовать коллекции ты будешь в Париже или в Нью-Йорке?

Я, конечно, рассматривал такой вариант. Это было бы очень круто, но, видишь ли, я говорю об атмосфере, которая окружает меня в процессе работы. То, чем я занимаюсь каждый день, с кем общаюсь здесь, – все это накладывает отпечаток, находит отражение в коллекциях. 

Да, визуально для тебя здесь не хватает источников вдохновения. Ну и более того, я вынуждена признать, что здесь, возможно, еще окончательно не сформировалась некая централизованная тусовка творческих людей.

Вопрос в том, когда она сформируется. Знаешь, когда приезжают мои друзья из Алматы, они обычно совсем немного времени проводят здесь. Потому что у большинства из них сложилось впечатление, будто Астана - это такая огромная машина, что здесь люди только работают. У меня есть надежды и есть желание что-то делать, но сейчас все обстоит именно так.

Съемка и интервью: В своем отечестве
 3

Что ты любишь больше всего на свете? Как ты проводишь время? Опиши свой идеальный день?

Мой идеальный день начинался бы в студии, куда бы я приходил с утра и посвящал себя работе.

Как, на твой взгляд, выглядит модная девушка сейчас, в 2016 году? Как она себя ведет?

Интересный вопрос. Года 2-3 назад я бы тебе точно сказал, во что она одета и как себя ведет. Но, приобретя определенный опыт, я понял, что все это сугубо индивидуально – шаблона просто не существует. Понимаешь, это то самое, от чего я как дизайнер хочу максимально дистанцироваться: чтобы мои вещи не кричали «купи меня и будешь выглядеть круто». Для начала нужно, чтобы в нашей стране сформировался некий кластер, чтобы люди начали практиковать осознанный подход к одежде. Надевая вещь, мы несем чью-то идею. И в эту идею нужно верить. Есть, к примеру, девушки в стиле Dior, есть девушки в стиле Haider Ackermann – они абсолютно разные. Это вопрос самоидентичности. Нельзя мешать одно с другим.

А что насчет девушки Ruslan Panama – какая она?

Вот же она, сидит передо мной (смеется).

Что для тебя главное в красоте? Какой ты представляешь себе идеальную одежду? 

Идеальная одежда украшает человека, не маскируя его индивидуальность. 

Съемка и интервью: В своем отечестве
 4

Cмотри, мне кажется, что стандарты красоты везде разные, но очевидно, что мы живем в век торжества индивидуальности – все вокруг независимые, свободные. Но существуют определенные культурные стандарты. Как в 1970-х – все должны быть одинаковыми. Все это немного пугает. 

Да, это очень грустно. И я могу с тобой согласиться. Но знаешь, буквально четыре дня назад я в одном из торговых центров Астаны увидел парня, одетого в невероятно крутую рабочую униформу цвета бургунди. Она выглядела ничуть не хуже того, что создают прогрессивные западные дизайнеры. Случаются и такие удивительные и приятные моменты.

Получается, ты все же находишь вдохновение в Астане.

Да.

Я тебя расколола.

Точно.

Давай расскажем читателям, какие у тебя планы на ритейл? Я уже знаю, что многие девушки хотят приобрести вещи из твоей новой коллекции, но они не представляют, как и где это можно сделать...

Мне порой кажется, что все может закончиться этими вот разговорами. Сначала все выразят желание, а в итоге никто ничего не купит. Дежурные комплименты – в порядке вещей, в этом нет ничего плохого. Это не ложь, скорее, поддержка, которая тоже важна. А тот, кто действительно хочет что-то купить, всегда может связаться со мной по электронной почте. В общем, я верю, что для выхода на рынок еще рановато, пока есть над чем работать. Мне ведь еще только предстоит построить полноценную идентичность марки Ruslan Panama.

Кого ты считаешь открытием года? Кто из дизайнеров сейчас работает профессионально?

Профессионально работает Миучча Прада, но это, пожалуй, даже не стоит пояснять. Очень уважаю Стефано Пилати. Что касается молодых дизайнеров, сложно сказать, потому что сейчас я большую часть времени думаю о собственной марке и о заведении, об организации процесса, мотивировании сотрудников и так далее. Джонатана Уильяма Андерсона безумно люблю: помню, как еще до большой славы и больших контрактов он проводил показы в лондонском Сомерсет-хаус и попасть на них было легко, билеты просто раздавали на входе. Путь, который он прошел с того времени, не может не вдохновлять. Томас Тейт – победитель первого конкурса LVMH Prize – очень талантливый и скромный. Мне нравилось, что его первые коллекции предполагали некое развитие, каждый раз новую интерпретацию одной и той же идеи. Вот у кого есть концепция, есть идентичность. Жаль, что сейчас об одноименной марке Тейта почти ничего не слышно, несмотря на триумф на LVMH Prize.

Съемка и интервью: В своем отечестве
 5

Что ты думаешь про Vetements и Гошу Рубчинского?

Здорово, что Гоше удалось создать вокруг себя отдельный мир, целую вселенную. Это напоминает Dior Джона Гальяно, в котором огромная роль отводилась сумасшедшей атмосфере. Так и с Рубчинским: покупая  вещь, как бы получаешь пропуск на тусовку, о которой все говорят.

А как тебе эти нью-йоркские ребята из Eckhaus Latta?

Раньше я бы пришел в восторг, охотился бы за их вещами, но сейчас как-то спокойно отношусь практически ко всему. Знаешь, я ведь в определенный период своей жизни безумствовал, был одержим всем самым новым и модным. Уверен, многие мои знакомые, которые в тот момент уже были настоящими, серьезными редакторами, байерами, стилистами, всерьез меня не воспринимали. Я был для них очередной жертвой моды. 

Мне кажется, в этом есть что-то очень веселое.

Да, но очень важно иметь чувство меры, внутреннюю гармонию. У меня их не было. Я успокоился, устроившись ассистентом кастинг-директора и посмотрев со стороны на таких же ребят, которые всегда в погоне за новизной.

При этом твоя последняя коллекция очень выдержанная, она как раз для уверенных в себе девушек...

Это здорово, но я бы очень не хотел потерять некую искру, непосредственность, элемент самоиронии. Самоирония обязательно должна присутствовать. 

Съемка и интервью: В своем отечестве
 6

Впервые материал появился на сайте Harper's BAZAAR Kazakhstan в апреле 2016 года.

Публикация: 10.02.2017, 18:00Теги:
© 2017 «Partners Media Group». Все права защищены.