Культура /- Искусство

08.12.16

Последний мечтатель

Интервью с художником Асхатом Ахмедьяровым

По заданию Harper’s BAZAAR Kazakhstan колумнист Гу Тунгатарова поговорила с мэтром отечественного современного искусства Асхатом Ахмедьяровым, обсудив в телефонном разговоре одиночество, задачи художника и рождение мечты в обломках стереотипов.

Гу Тунгатарова (далее – Г. Т.): Интересно, что вы назначили интервью в столь поздний час (00:00 – Прим. ред.). Вы чувствуете себя комфортнее в ночное время?

Асхат Ахмедьяров (далее – А. А.): Совершенно верно. Это то самое время, когда я никому ничем не обязан, и, действительно, ощущаю себя свободнее.

Г.Т.: Посредством своего творчества вы общаетесь с окружающим миром или обозначаете свою точку зрения?

А.А.: Конечно, я хочу быть понят миром, понят наибольшим числом людей.

Г.Т.: Каким вы видите своего зрителя? Кто он?

А.А.: Зритель-интеллектуал, подготовленный зритель.

Г.Т.: В гармонии с собой или в поисках себя?

А.А.: Это неважно, но, в первую очередь, это зрители ищущие и активные, зрители не от большего числа людей, не представляющие большинство, а имеющие личное мнение.

Последний мечтатель 1

Асхат Ахмедьяров

Г.Т.: Я была на открытии вашей выставки в Астане, но, к сожалению, не увидела за толпой перформанс «Пролом», в рамках которого вы ломали стену. Сама тема освобождения мечты – это интересно. А чем мечта является для вас?

А.А.: За основу был взят один семейный случай, когда внезапно поднялся сильный ветер. Мы, взрослые, сильно перепугались, получив SMS с предупреждением, но я заметил, что дочка улыбалась. Когда я поинтересовался, что вызвало такую эйфорию, она ответила: «Папа, я хочу летать. Ветер поможет летать». После этого я выбрал день и попросил ее продемонстрировать полет и снял его на видео. Детское восприятие – чистое, у нее свое представление о препятствиях и о том, как обратить их в свою пользу. Мой перформанс призван исследовать природу мечты. Мечта – это сломать стену, но что такое стена? Мы возводим их, огромные здания, все это постройки, но нет ничего такого, что будет стоять веками – вот что я стремился показать. Веками может стоять только истина.

Последний мечтатель 2

«Әжеңнің көзі» (инсталляция). Astana Art Fest 2016. Куратор: Айгерим Капар.

Г.Т.: Меня также впечатлила серия «Босоногая живопись».

А.А.: Истоки этой техники – в далеком детстве, когда я месил глину ногами и мазал ею стены сараев и домов. Я хорошо запомнил этот момент, когда слились три стихии – земля, вода и огонь в виде солнца. Со временем я решил трансформировать эти воспоминания в выразительное средство.

Г.Т.: Получилось красиво.

А.А.: Спасибо. Формат таких картин минимум два на три метра, потому что меньше сделать не получается, когда рисуешь ступнями.

Последний мечтатель 3

«Пророк Моисей» из серии «Босоногое искусство», 2014. Коллекция Дины Байтасовой.

Г.Т.: Получается, что каждый раз, когда вы готовите новый проект, ваша цель – показать, что все стереотипы и рамки мы возводим сами, что их можно и нужно разрушать?

А.А.: Все эти рамки и стены существуют только в нашем сознании. Все это придумано людьми.

Г.Т.: Но некоторые люди готовы жить так всю жизнь.

А.А.: Изначально людям была дана свобода, но, я так понял, многим она причиняет дискомфорт. Обывателю нужна религия, нужна какая-то личность, на решение которой он опирается, ему нужен шаблон, чтобы перемещаться в пространстве материальной жизни.

Г.Т.: Когда вы поняли, что вы художник и хотите выражать свою точку зрения именно так,

А.А.: Быть художником – значит опираться на эго, отделиться от большинства – у меня это проявилось уже в детстве. Тогда я впервые почувствовал, что у меня будут другие задачи. Моя мама работала в детском саду и, когда наступал тихий час, она забирала меня в комнату, где я занимался творчеством – рисованием или лепкой. Главное, что я помню из детства – у меня всегда была поддержка мамы.

Последний мечтатель 4

«Осенняя чистка», цв. фото, 2012. Персональная выставка «Единственное множественное», Национальный музей РК, Астана. Кураторы: Поль Арден и Дина Байтасова, 2016.

Г.Т.: Давайте вернемся к теме религии. Я спрошу, но вы можете не отвечать: вы религиозный человек?

А.А.: Я общаюсь с Богом без посредников, мне не нужны атрибуты или особенное место. В религии нет ничего плохого, но позвольте мне самому выбирать путь. Я предпочитаю искать истину посредством веры, философии, науки и искусства.

Г.Т.: Вы работали в Париже?

А.А.: Да, я был там на арт-резиденции в течение двух месяцев.

Г.Т.: Считаете ли вы, что людям Западной цивилизации присуще более свободное мышление?

А.А.: Думаю, в любой среде есть свои плюсы и минусы, но на ваш вопрос отвечу утвердительно. Париж интересен, особенно когда вы молоды и только начинаете творческий путь. Во времена студенчества я мечтал побывать там. Приехав же не разочаровался, но, как и везде, есть реальная сторона, лишенная лоска. Что же до местных художников, их творчество, как правило, пронизано психологизмом: они копаются в прошлом, ищут в нем драму, чтобы показать ее сквозь призму современности.

Г.Т.:  А у вас не так?

А.А.: Нет, у меня получается так, что я связываю с временными процессами свои личные переживания, не могу это обойти.

Последний мечтатель 5

Перформанс «Действие цвета», Palais de Tokyo, арт-резиденция в Париже, при поддержке IADA (International Art Development Association).

Г.Т.: Как вы относитесь к одиночеству? Часто ли испытываете необходимость побыть наедине с самим собой?

А.А.: Одиночество может быть полезным, но оно ни в коем случае не должно быть абсолютным, как жизнь на Марсе, только не таким. Мне вот интересен момент одиночества в толпе.

Г.Т.: А разве мы не движемся к этому? Жители больших городов работают так много, что на личную жизнь не остается времени.

А.А.: Люди сейчас полагают, что виртуальное общение может заменить физическую близость, живой разговор. Это новый образ жизни, который многие уже приняли. «Друзья» и подписчики становятся твоим окружением, и это тебя устраивает. Я вижу в этом больше недостатков, чем преимуществ. Когда нет настоящего – это недолговечно и античеловечно.

Г.Т.: Верите ли вы в любовь и в то, что она меняется с годами?

А.А.: Да, она разная, но я смотрю на любовь как на программу Бога, такое мощное его изобретение.

Последний мечтатель 6

Видеопроект «Молитва» совместно с Алмас Максут, 2016. (Посвящение Максу Бокаеву и Талгату Аян)


Фото: личный архив героя.

Автор: Harper`s BAZAAR
Публикация: 08.12.2016, 12:35
Теги:
© 2017 «Partners Media Group». Все права защищены.