×
Понравилась эта статья?
Больше интересного
в Facebook – подпишись!
Harper’s BAZAAR Kazakhstan
18+

Фото юной Кейт Мосс, более чем двадцатилетней давности

Кейт мосс
05 декабря 2017 Герои/Красота

Кейт Мосс было всего 14, когда в аэропорту JFK ее заметил скаут агентства Storm. А спустя всего пару лет британка стала музой Люсьена Фрейда, Чака Клоуза и Бэнкси, а также женщиной, благодаря которой запускаются бренды, строятся карьеры, проводятся выставки и создаются скульптуры (вспомнить хотя бы золотую «Сирену» Марка Куинна). Снимки, которые иллюстрируют этот материал, сделаны еще одним ее возлюбленным и по совместительству бойфрендом –Николаем фон Бисмарком. Судьбоносную для Мосс компанию ароматов Calvin Klein Obsession тоже создавал бывший парень модели – Марио Сорренти: их роман на тот момент (в 1993 году) был в самом разгаре. «Думаю, Кельвин поступил мудро,  задействовав нашу пару, – вспоминает Кейт. – Будто знал: это беспроигрышный ход».  20-летнего Сорренти и Кляйна познакомил креативный директор Harper’s Bazaar Фабьен Барон. На первую встречу Марио принес свои работы, и дизайнера они поразили. «Мы сделаем для тебя что угодно!» – воскликнул Кельвин. И сдержал свое слово.  На тот момент Сорренти и Мосс арендовали крошечную комнату в лондонском доме агента Камиллы Артур и фотографа Марка Лебона. Главным источником вдохновения для Марио как раз и стал их с Кейт образ жизни. Хотя в принципе, он мало чем отличался от образа жизни любой страстно влюбленной молодой пары. «Я был уверен, что кампанию для Calvin Klein нужно снимать на пляже. Была еще пара условий: диван и раковина с зеркалом, – вспоминает фотограф. – Нам нашли жилье на Виргинских островах и купили билеты на самолет». Кейт и Марио провели семь дней в доме с двумя комнатами. В одной стоял диван, в другой – кровать.

« Я была нацелена на работу, но все же рассчитывала, что мы будем смеяться дни напролет, – говорит Мосс. – Только вот Марио не давал мне расслабиться ни на секунду. Я просыпалась от щелчка Pentax, понимаете?»

« Я снимал ее постоянно – когда она ходила, стояла, лежала на диване», – подхватывает Сорренти. Но Кейт его тут же перебивает: «Да я днями валялась на этом диване. Днями! Марио даже не разрешал мне двигаться. Он оказался куда большим профессионалом в сравнении со мной».

Сорренти, как оказалось, совмещает в себе талант не только фотографа, но и хорошего стратега: он безошибочно угадал кадр, выбранный  Кляйном для рекламы Obsession.  «Но и я подумать не мог, что он станет ни много ни мало культурным феноменом.  Мы приходили на вечеринку, а у людей на стенах висел этот снимок. Боже, какой же потрясающе красивой была Кейт…. Она и сейчас прекрасна».

С момента запуска кампании прошло больше 20 лет. И beauty-империя Coty вместе с  Calvin Klein решила представить новую версию аромата – ту, которая была бы принята в переменчивую эпоху социальных сетей. Композиция Obsessed создана в версиях для нее и для него, но при этом традиционное для парфюмерии гендерное разделение проявляется совершенно по-новому. В мужском аромате солируют ноты ванили, кардамона и амбры, которые чаще присущи «слабому» полу. Женская композиция, наоборот, отличается брутальным характером: в центре внимания лаванда, фиалка и нероли.

Для Рафа Симонса этот парфюмерный запуск стал первым в статусе креативного директора марки. «Прекрасно помню, какое впечатление на меня произвели снимки Марио. Свобода, красота, юность – классические для индустрии понятия преподнесены в них совсем иначе, и ни до, ни после я не видел ничего подобного. И знаете, в чем главный секрет успеха? В абсолютной честности», – говорит он.

Сорренти и Симонсу удалось получить архивные кадры с помощью парижского агентства M/M. «Я вообще ни разу не плакса, – рассказывает Мосс. – Но, глядя на фотографии, не могла сдержать слез. Показала их 14-летней дочке Лиле Грэйс, и она воскликнула: «Мама, какая ты юная!» Такую кампанию теоретически возможно воспроизвести, ведь у меня не было ни стилиста по прическам, ни визажиста. Но совершенно невозможно повторить ту химию, которая была между мной и Марио.  Нам было плевать на общественное мнение. Это были только наши семь дней». Сорренти и Мосс близки по сей день. «Он мне как брат, – рассказывает Кейт. – Только вот теперь мы изменились. Не хочу показаться пресытившейся старой теткой, но… слишком мы много знаем об этом бизнесе. Все баловство – в прошлом».


Автор: Harper’s BAZAAR Kazakhstan

Закрыть через: