×
Понравилась эта статья?
Больше интересного
в Facebook – подпишись!
Harper’s BAZAAR Kazakhstan
18+

В ногу со временем: в гостях у Сандры Чой

Чой
06 декабря 2017 Герои/Мода

Cпрашивать Сандру Чой – креативного директора Jimmy Choo – о любимой паре обуви – все равно что просить родителей выбрать любимчика среди детей. Но она отвечает, не задумываясь: «Плетеные сандалии Pascha на плоской подошве. Для меня они – символ отдыха, потому что, как правило, я ношу их во время отпуска». Сандра начала работать в обувной компании, которая недавно была продана Michael Kors Holdings за 900 миллионов фунтов, когда ей еще не было двадцати, а после назначения на должность креативного директора девушка со свойственной ей уверенностью вдохнула новую жизнь в дизайн женских моделей, спортивной обуви и мужской коллекции. Она встречает нас в лондонском доме в районе Баттерси и мы с ходу узнаем ее ироничный стиль: асимметричная стрижка, каффы в ушах и шелковое кимоно, надетое поверх джинсов.

 

Сандра родилась на острове Уайт у побережья Англии, но в восьмимесячном возрасте переехала в Гонконг к бабушке и дедушке, пока ее родители были заняты развитием семейного бизнеса. «Несмотря на то что я росла вдали от мамы, я благодарна ей за то, что с малых лет получила возможность познакомиться со своими корнями», – говорит она. Будучи тинейджером, она хотела походить на японских поп-звезд: «Мой отец был в шоке, когда увидел меня в 13 лет! Я выбрила часть волос на голове и была одета в рубашку с принтом «турецкий огурец» и самые мешковатые джинсы, которые только можно найти».

Сандра впервые задумалась о том, что хочет стать дизайнером, читая журнал Just Seventeen. «Я увидела модель в деконструированном двубортном жакете с показа выпускной коллекции Джона Гальяно, – говорит она. – И это стало точкой отсчета – то, как он работает с тканью, поразило меня на долгие годы вперед». В 17 лет она покинула отчий дом и переехала в Лондон, чтобы жить с тетей, которая была замужем за Джимми Чу (в то время он был производителем кутюрной обуви и владел небольшим ателье в Ист-Энде). «Родители считали меня бунтующим подростком, но мне кажется, я просто всегда знала, чего хочу, – говорит она. – В моей культуре проще понять стремление ребенка стать юристом, бухгалтером или врачом – им было сложно принять мое увлечение модой».

Решительность и особый склад характера обеспечили Сандре место на подготовительных курсах в Центральном колледже искусства и дизайна Saint Martins, но все свое время она проводила в студии, помогая дяде: отвечала на звонки клиенток и подбирала ткани. «Я только начинала понимать, как все работает, и не могла все бросить ради занятий, – говорит она. – Поэтому я решила временно оставить учебу с мыслью, что в 20 с небольшим всегда смогу вернуться назад. Но этого так и не случилось». Ко дню открытия первого бутика Jimmy Choo в 1996 году у марки был внушительный список VIP-клиенток, в их числе была и принцесса Диана. «Она была прелестной, но практичной и никогда не витала в облаках. Помню, как она подъезжала к ателье, парковалась в неположенном месте и заходила в магазин, попутно ругая парковщиков». И хотя популярность Дианы несомненно сыграла ключевую роль в узнаваемости бренда, когда она появилась в Чикаго в пурпурном платье Versace и лодочках Jimmy Choo, настоящей притчей во языцех марка стала после сериала «Секс в большом городе» и выходов Кейт Бланшетт, Гвинет Пэлтроу и Натали Портман в обуви бренда на красной дорожке церемонии «Оскар».

  • Чой

    Комбинезон, Mother of Pearl.

  • Чой

    Платье, Loewe.

  • Чой

    Свитер, Victoria Beckham, туфли, Jimmy Choo, джинсы и украшения, собственность Сандры.

Как и Кэрри Брэдшоу, Сандра любит яркий эклектичный стиль, а ее гардероб ломится от одежды Mother of Pearl, Sacai, Jacquemus, Joseph, Preen, Saint Laurent и Marques’Almeida (единственное, что вы здесь не найдете – это кожаные брюки, которые она хранит в морозилке). «Я люблю смешивать грубое с романтичным, добавлять к каждому образу изюминку, – говорит она. – Если на мне свободное летящее платье, я обязательно подберу к нему огромные ботинки». Мне сложно поверить в то, что у Сандры только 600 пар обуви Jimmy Choo, учитывая, что она работает в компании 21 год. «Это только то, что хранится дома, у меня еще есть склад», – говорит она. И подумав, добавляет: «Возможно, однажды я открою музей!» Еще одна ее страсть – ювелирные украшения. Сегодня на ней ослепляющее количество колец Repossi, винтажное сокровище Hermès с лос-анджелесского рынка и еще одно украшение с надписью «любовь» немецкого ювелирного бренда Cada. Обручальное кольцо ее муж Тамбурлэйн Горст купил в магазине Dover Street Market перед тем, как сделать предложение – с тех пор Сандра практически никогда его не снимает. У пары есть две дочери – семилетняя Феникс и четырехлетняя Циан – девочки получили необработанные камни в свой первый день рождения, чтобы в 21 год сделать уникальные ювелирные изделия.

Семейство живет неподалеку от парка Баттерси. «Мы купили дом в 2011 году, когда Феникс только начала ходить, – говорит Сандра. – Он был полностью отремонтирован предыдущим хозяином, поэтому мы только украсили стены и добавили деталей в интерьер по своему вкусу». Этот дом – настоящая сокровищница, создается впечатление, что ты ходишь по арт-галерее со множеством скульптур. Сандра и ее муж обожают винтажные вещи, среди их любимых мест – антикварный магазин Alfies на Черч-стрит, ярмарка в парке Баттерси и бутик Alex Macarthur в Брайтоне. «Мы охотимся за вещами с характером и историей, – говорит она, – но не откажемся от ткани и мебели, которые выглядят под старину, но на самом деле сделаны на заказ».

В гостиной я обращаю внимание на коллекцию светильников 30-х годов. На стенах – картина бультерьера Рэя Ричардсона и произведение под названием «Trace Fire I», сделанное иракской художницей из обожженных бинтов (художница Ханаа Малалла – HB). «Эта картина рассказывает историю о войне и невзгодах – получается своеобразный коллаж памяти», – говорит Сандра. Она не боится, что дети могут испортить картины: «Человек не может быть слишком мал, чтобы оценить и понять искусство, с возрастом меняется только то, под каким углом мы его воспринимаем».

  • Картина Рэя Ричардсона в гостиной

  • Картина «Trace Fire I» Hanaa Malallah

  • Картина «Trace Fire I» Hanaa Malallah

Повсюду стоят вазы с цветами из семейного загородного дома в городе Бат, где расположен единственный участок с дикой орхидеей и второй по величине дендрарий дубов в Великобритании. «Я всегда питала особую слабость к деревьям, – говорит Сандра. – К тому, как они переживают время, к их силе и красоте». Такие же требования у Сандры к бренду, особенно – в момент, когда для него начинается новая эра. «В конечном счете я хочу убедиться в том, что мы делаем актуальный продукт. Мы готовы подстраиваться под время и тренды, но самое главное – не потерять себя».


Интервью: Люси Халфхэд. Фото: Гарри КроудерСтиль: Шарлотт Дэйви Charlotte Davey. Перевод: Жанна Мустафина.

Закрыть через: