Может ли звук воплотиться в камне? Может! Редактор BAZAAR Kazakhstan об истории создания коллекции Высокого ювелирного искусства Coloratura, Cartier.

История начинается с вопросов: Coloratura – это оммаж виртуозным трелям и сложному искусству оперного пения? Или отсылка к слышимому между строк слову «цвет»? В случае коллекции Высокого ювелирного искусства Cartier подходит и то, и другое. По словам креативного директора направления Haute Joaillerie Жаклин Карачи, это «призыв услышать богатство красок». 

Помимо многообразия, цвета параллельно нас знакомят с культурными особенностями мира. К примеру, название кольца Holika напоминает о ежегодном индийском фестивале, где люди, приветствуя весну, осыпают друг друга цветными порошками. Это украшение также является одним из самых сложных в коллекции, потому что помимо ярких голубых турмалинов и  насыщенно алых рубеллитов в браслете есть фантастически красивые хризобериллы. Проблема была в них. Хризоберилл – камень полупрозрачный, поэтому возник вопрос: как скрыть внутренние крепления? Мастера Cartier нашли выход, используя множественное переплетение нитей.

Браслет Holika, Cartier (белое золото, рубеллит, голубые турмалины, хризобериллы, бриллианты)

Впрочем, это не единственное техническое новшество. Для уникального сета из кольца и ожерелья Matsuri понадобилось предварительное моделирование на компьютере, чтобы скорректировать сложные формы еще на предварительных этапах создания. 

Колье Matsuri, Cartier (платина, опалы, турмалины, оникс, бриллианты)

Вернемся к теме космополитизма. Вы когда-нибудь видели цветение сакуры? Пару раз в жизни я наблюдала это сакральное действие. Вот где была настоящая «жизнь в розовом цвете». Однако не стоит ждать ультраяркого буйства красок: нежные лепестки  монохромно покрывают деревья, землю и все вокруг. За похожими эмоциями обратитесь к набору Yoshino. Пухлые гроздья турмалинов и розовых сапфиров помогут создать гармоничное, созерцающее настроение в духе японской культуры. Отдельный фаворит – колье-трансформер. Оно созвучно современному ритму жизни. Его можно надеть в качестве минималистичного (да простит меня общая каратность этого украшения за такое сравнение) бриллиантового чокера или в виде парадного «тяжеловеса», добавив торжественную драгоценную  подвеску-кисточку. 

Что интересно, японские мотивы выступали источником вдохновения для Cartier еще в XIX веке, по крайней мере первые упоминания этой культуры в архивах Дома датированы концом 1870-х годов.  Стилистика африканского континента пришла немного позднее: стилизованные драгоценные джунгли и их обитатели появились в 1910-х. И вот более века спустя продолжатели дела Cartier создали исключительной красоты колье Kanaga. Яркое и геометричное, переливаясь шпинелью и бриллиантами, оно недвусмысленно напоминает о церемониальных нарядах племени Догон. О коллекции Coloratura можно рассказывать бесконечно долго, к тому же количество ее украшений (246!) не располагают к спешке. На ум приходит, что мультикультурность – давний код ювелирного бренда: ведь в самом начале XX века братья Картье в поисках вдохновения исколесили загадочные и далекие на тот момент Индию, Россию и Персидский залив. А я в очередной раз восхищаюсь умением французского Дома не только рассказывать новые истории, но и вплетать между строк собственные архивы.