×
Понравилась эта статья?
Больше интересного
в Facebook – подпишись!
Harper’s BAZAAR Kazakhstan
18+

Дочки-матери

Айгуль и Анель
27 декабря 2017 Герои/Мода

В этом году отечественная марка AIGUL KASSYMOVA отметила свое десятилетие и двадцать лет со дня основания ателье. По просьбе BAZAAR Kazakhstan Айгуль и Анель Касымовы вспомнили, как все начиналось, и обсудили грядущие перспективы.

Анель Касымова: Мам, 20 лет – это много или мало?

Айгуль Касымова: Порой смотришь на себя в зеркале и кажется немного. А сейчас вот смотрю на тебя и думаю, что много.

Анель: А в плане работы ты ощущаешь, что прошло столько времени?

Айгуль: На самом деле, когда думаешь сколько всего впереди и сколько еще хочется сделать, эти 20 лет кажутся не таким уж и большим сроком. Потому что, когда ты накапливаешь опыт, понимаешь, как все работает, хочется сделать еще больше. А порой оглядываешься и ловишь себя на мысли: а ведь это не так уж и мало. Со мной так на нашем мероприятии случилось, когда я поняла, что половина людей в зале – наши клиентки. А если посчитать весь километраж ткани, который мы изрезали за это время, то получится реально очень много.

Анель: Мне кажется, наши клиентки в буквальном и переносном смысле растут вместе с нами. Если сначала к тебе приходили твои подруги, то сейчас обшиваются их дети и даже внуки.

Айгуль: Со временем многие клиенты стали для нас хорошими друзьями. Казалось бы, из простого контакта, заказа выросли отношения, которыми дорожишь. Меня это очень радует.

Анель: В этом году мы отметили 20 лет ателье и 10 лет бренду, но на самом деле ты забыла – десятилетие пришлось на прошлый год. Пришлось немножко переиграть, потому что 11 лет как-то не звучало. Почему ты решила создать бренд так поздно, с таким большим разрывом в десять лет?

Айгуль: На самом деле, мы действительно забыли, что у нас десятилетие бренда. Такая была активная прошлая осень – просто нереально. Забыли и, если бы ты не напомнила, то скорее всего вспомнили еще позднее. Я считаю, Казахстан просто не был готов, точнее казахстанский потребитель не был готов покупать отечественного производителя. Формат ателье всем знаком, а вот прийти и купить вещь в готовом виде – это прямо шаг. Поэтому мы запустили бренд в 2006 году.

Анель: Меня радует, что отношение к казахстанскому производителю кардинально изменилось.

Айгуль: Правда радует. Это классно. Люди, наверное, наконец наелись чем-то.

Анель: Брендами?

Айгуль: И брендами и вообще всем. Просто, так случилось в нашей стране, что после приобретения независимости открылись границы и люди хлынули в мир, стали брать то, что они не могли получить в Советском Союзе. Это исторически сложившиеся вещи – их стали менять люди смелые, которым было интересно пробовать что-то новое, они выбирали новое казахстанское. Многие из них – наши клиенты, потом к ним стали присоединятся еще люди, а сейчас это настоящий тренд.

Анель: Расскажи, как все начиналось. Я помню, когда открылось первое ателье – маленькое, но уже с множеством клиентов – мы всегда ходили вместе на закуп. Суббота – это было спать во всех углах «Кызыл Тана» (Дом тканей, – HB) и ЦУМа, потому что пока мы не выберем все ткани, не могли оттуда уйти.

Айгуль: Сначала это был скромный проект, ко мне пришли девчонки, с которыми мы учились, а потом уже постепенно все поменялось, расширилось. Ну ты то точно помнишь, возможности закупать ткани заграницей, как сейчас, не было, поэтому был и  «Кызыл Тан» и вообще все точки, торгующие тканями.  А потом мы уже стали привозить материалы со всех уголков мира. Ну ты там тоже была.

Анель: Я очень хорошо помню все выставки, но ткани научилась различать только недавно.

Айгуль: Потому что сейчас ты действуешь более осознанно.

Анель: Как поменялась женщина AIGUL KASSYMOVA?

Айгуль: Мне кажется, наши клиенты растут вместе с нами, с нашими возможностями. Ты же видишь, когда приходит человек и проникается доверием, он постепенно шаг за шагом становится другим.

Анель: У него меняются вкусы.

Айгуль: Без доверия ничего не получится. Идет взаимное обогащение – клиенты заряжаются нашими идеями, нашей философией, получают новые знания, при этом вдохновляя нас самих. Порой смотришь и думаешь: вроде мы много делаем, но по сравнению с ней это кажется таким маленьким. И тебе хочется двигаться дальше, еще быстрее. Наши женщины – интересные, сильные, они растят детей, работают и просто вдохновляют. Мне кажется, если взять всех наших клиенток, то они смогут взять и сдвинуть страну в любую сторону, запустить любые процессы. Конечно, на всех нас влияет момент глобализации, потому что с развитием интернета информация разлетается на раз-два, одна блестящая идея может прийти в голову людям в разных уголках мира, но кого-то обязательно обвинят в копировании. Я с этим не согласна. Помнишь « Покахонтас»? Ветер перемен он летает по всей планете, одновременно какие-то мысли могут возникнуть и у нас и в Бразилии. Наши клиентки очень продвинуты, они смотрят на мир и выбирают. И если они выбирают нас, то это дорогого стоит. И потом, вспомни, почему мы запустили принты. Потому что, если взять ткань в цветочек на выставке, даже в Париже, кто-нибудь еще сошьет из нее коллекцию.

Анель: А нас обвинят в копировании, просто потому что мы в Казахстане.

Айгуль: Ну да, именно поэтому мы решили печать авторские принты. На мировые выставки приезжают тысячи производителей, и, если ткань не выкуплена твоим брендом, то велика вероятность, что из нее сошьют вещи еще 24 дизайнера из разных точек мира, а встретимся мы все на онлайн-просторах. Думаю, нужно выверять каждый шаг, индивидуальность должна быть везде и во всем. Ну а тебе как кажется, наши клиенты изменились?

Анель: Мне кажется, да. Взять твоих ровесниц – с каждым годом они выглядят все лучше и лучше. Они дадут фору любым молодым. Изменения заметны даже в размерной сетке. Если раньше были популярны размеры 48-50, то сейчас у нас быстрее всего уходят S и XS. Я считаю, это очень круто.

Айгуль: Дочур, вот ты, работая в нашем семейном бизнесе, что получаешь? Потому что, начинала ты с ателье и тех самых закупов, затем занималась музыкой для показов – ты всегда мне помогала. Что для тебя все это?

Анель: На самом деле все так органично получилось – я приехала и начала работать. У меня не было варианта, что я еще недельку погуляю в Италии. И на концерт своего любимого Джона Леджента я не попала, потому что начался Mercedes-Benz Fashion Week Almaty, и пришлось лететь домой. И как-то оно закрутилось, завертелось. Раньше почему-то я не видела себя в этом, но сейчас не представляю как может быть по-другому. Многие думают, что когда ты приходишь в семейный бизнес, то сидишь и ничего не делаешь. На самом деле мыслительный процесс не заканчивается никогда – я даже больше работаю вечером дома, чем днем. Потому что днем встречи, что-то еще, а вечером начинает вариться самая каша в голове. Мне кажется, семейный бизнес – это всегда сила, ведь никто не будет заниматься твоим любимым делом с большим рвением, чем ты сам.

Айгуль: На самом деле, когда ты возвращалась, мы сделали тебе …

Анель: Предложение, от которого нельзя отказаться?

Айгуль: Да, для того чтобы ты не боялась вернуться домой после всех предложений, которые получила в Италии, мы дали тебе возможность заниматься своим собственным делом, сделать твой крутой проект The Box. Но мне все время кажется, что я тебя заставляю или как-то перетягиваю. Мне просто хочется, чтобы ты была счастлива. Ты, конечно, у нас большой молодец – тянешь и The Box, и мне активно помогаешь. Даже не мне, а нам, потому что это реально семейный бизнес. И я рада, что младшие сейчас подтягиваются и уже где-то хоть советом помогают. Как ты вообще себя видишь дальше? Ну в сутках у тебя точно 38 часов.

Айгуль и Анель

Анель: Я как-то в самолете прочитала интервью Мирославы Думы, где она говорила, что спит четыре часа, и подумала: «ну да, это, наверное, мысль». Потом прилетев и поспав пару часов, мы пошли на конференцию. Я думала, буду спать все время, но было так интересно, что было не до сна. Даже умудрилась получить комплименты в духе «круто выглядишь», хоть и была с жуткими кругами под глазами. На самом деле были разные периоды. В какой-то момент мне казалось «блин, ну зачем я сюда вернулась, работала бы в Casato, жила бы в Риме». Но сейчас, возвращаясь в Италию, я совсем об этом не жалею. Потому что, как-то оно мелко, наверное. Думаю, долго бы я там не задержалась. Сейчас мне нравится направление, в котором я двигаюсь, сбылась мечта открыть физический магазин, такое маленькое, уютное место – трансляция меня самой. Хочется, чтобы люди, приходя туда, чувствовали себя очень комфортно, как будто бы у меня в гостях. Мама, а чем тебе запомнился уходящий год и что ты хочешь сделать, ну ладно, до марта 2018 года?

Айгуль: Этот год настолько динамичный – порой мне кажется, что сутки сжались или Земля вращается с большей скоростью. Нас закупили две ключевые страны – Саудовская Аравия и Италия. Конечно, если мы будем продаваться дальше в других странах, будет очень хорошо. На 20-летие открыли магазин – тоже классно. Вспомни, как мы с тобой выбирали площадку.

Анель: Да, и как долго мы шли к этому шагу.

Айгуль: Еще подготовка к мероприятиям по поводу наших юбилеев. Мы реально от души хотели сделать такую дружескую вечеринку, а не той на весь город. Потом наш фотопроект, идею которого вынашивали два года – сначала хотели приурочить его к 8 марта, долго откладывали и хорошо, что все эти события мы объединили. Объем работы за последние годы увеличился, если судить просто по выпускаемым изделиям, раз в 5-6, а может, и в 7-8. Я поняла, что у меня пенсии не будет в принципе.

Анель: Даже, наверное, наши девочки в цехе на все спокойно реагируют. Раньше мы отмечали каждую коллекцию. А сейчас мы уже просто несемся к следующей.

Айгуль: Мы растем всем коллективом, согласись? У нас отличная команда, я благодарна им за доверие и этот путь, что мы прошли и проходим вместе. Это дорогого стоит.

Анель: Ну а на следующий год, что бы ты хотела сделать или может немножко отдохнешь?

Айгуль: Ты же помнишь, как я говорила, что после двадцатилетия, после мероприятия, я поймаю дзэн и ничего не буду делать до осени. И? Получилось все наоборот. У нас даже отдохнуть летом не получилось.

Анель: Я еще одно лето не отдохну.

Айгуль: Ну уж нет. Не зря мы запустили систематизацию и автоматизацию бизнеса. Надеюсь, передохнуть нам удастся. А для тебя каким был этот год?

Анель: Для меня весь год был как один день. Кажется, он такой большой, такой длинный, и столько всего произошло, столько новых людей, старых друзей.

Айгуль: Действительно, столько знакомств. Благодаря магазину мы можем видеть тех людей, которые действительно покупают нашу продукцию.

Анель: А это совсем другие люди, новые.

Айгуль: Да, в смысле, они покупали, но я их не видела. А теперь я их вижу, могу познакомиться. И ты права в том, что этот год пролетел как один день. Помнишь, маховик времени у Гермионы Грейджер?

Анель: Или у Айтматова «И дольше века длится день».

Айгуль: Это точно про этот год.

Анель: Будем делать так, чтобы следующие годы были не менее веселыми, чем этот.

Айгуль и Анель

Записал Шернияз Макатов. Вся одежда и аксессуары, AIGUL KASSYMOVA осень-зима 2017/18.


Фото: Олег ЗуевСтиль: Шернияз Макатов. Модель: Deniz Nariman @ Eat Models. Макияж и прически: Эльвира Ахметова, Ильмира Токмагамбетова @ Make Up for Ladies.

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook

Закрыть через: