Откровенное эссе Эмили Ратаковски на тему сексуальности и женственности.

На первом курсе университета я выбрала гендерологию, которой я очень заинтересовалась. Этот предмет открыл мне идеи, о которых я никогда не задумывалась: квир-теория (теория о природе гендера), понятие сексуальности и важное разделение между полом и ориентацией. Тогда, я считала себя твердой феминисткой и подписалась на класс, думая, что узнаю много нового о женских свободах, феминистской риторике и так далее. Я была шокирована тем, насколько мало я знаю. Это сподвигло меня вникнуть в свою собственную женскую природу.  

Перед тем как я продолжу, давайте разберемся: я — цисгендерная белая женщина. Я прекрасно понимаю, что у меня огромные привилегии, так как я гетеронормативная. И я не собираюсь притворяться, что это не облегчает мне жизнь. С учетом вышесказанного, я хочу использовать эту возможность, чтобы рассказать о своем опыте как женщины. 2 года назад, когда я была в путешествии с моей подругой, она сказала, что я «супер-женственна». Это меня задело, так как я решила, что это упрощает мою личность. В обычной жизни, я не ощущала себя женщиной или мужчиной. Я просто была собой. Ее наблюдение меня удивило и неожиданно заставило меня чувствовать себя увереннее. 

«Иногда я не такая женственная», — сказала я. 

Она закатила глаза. 

Чуть позже, той ночью, я задумалась о том, что значит быть «женственной» и почему я оскорбилась замечанием своей подруги. Суть в том, что я поняла, что мне нравится быть женственной. 

«Мне нравится быть сексуальной, когда я САМА чувствую себя сексуальной. И точка»

Все началось, когда я была маленькой. Мне было 13, или даже 12, лет и я страстно желала примерить кружевное белье и накрасить губы блеском. Мне было очень интересно. Конечно, я уверена, что мои приключения на пути к познанию того, что значит быть девушкой были под огромном влиянием сексистской культуры. Черт, я также уверена в том, что, скорее всего, я остаюсь «секси» по той же причине. Но мне это нравится. Это мой выбор, верно? Разве выбор — не есть суть феминизма? 

Несмотря на бесчисленный опыт, когда мне было очень стыдно, а иногда даже унизительно, за мою сексуальностью, мне нравилось и все еще нравится играть с моей женственностью. Мне нравится быть сексуальной, когда я САМА чувствую себя сексуальной. И точка. 

Так почему же я так обиделась на слова моей подруги? Что плохого в том, что она назвала меня женственной? Я поняла, что я почувствовала это из-за того, что много раз мужчины и женщины говорили мне, что, если я буду одеваться в определенном стиле, меня не будут воспринимать всерьез и я даже могу попасть в неприятности. В моей голове тут же раздался комментарий моего учителя из средней школы: «Вы не можете заставить всех вас уважать».

И все же, несмотря на все неприятные замечания и предупреждения, желание быть «секси» и, как оказалось, гипер-женственной, переросло в нечто большее. Это стало моей силой. К тому же, я чувствовала себя собой, а это определенно самое лучшее чувство на свете. 

Сейчас, как уже сформировавшаяся женщина, я все еще в шоке, что в 2019 году, мы все еще порицаем женщин за их сексуальность. 

Эмили Ратаковски

Когда я была арестована за протест против назначения Бретта Кавано на должность судьи Верховного Суда, мужчины, который проявлял огромное неуважение к женщинам, заголовки кричали не о том, против чего я была, а в какой я была одежде. Даже женщина, стоявшая рядом, которая полностью поддерживала мое недовольство, сделала комментарии по поводу того, что у меня не было бюстгалтера под белой майкой. По их мнению, тот факт, что мое тело можно было рассмотреть, каким-то образом дискредитировал меня и мой политический акт. Но почему? 

«Мы боимся женщин, а еще, если быть точнее, мы боимся внутренней силы, которую хранит женская сексуальность»

Я очень часто думаю об этом? Почему мы продолжаем разделять ум и серьезность от сексуальности? 

Исторически и мифически, женщины всегда воспринимались ненадежными, угрожающими и даже опасными. Ева была полна искушения, Медуза могла превратить мужчину в камень. Камила Паглия в своей книге «Сексуальная персона: Искусство и декаданс от Нефертити до Эмили Дикинсон», 1990-го года пишет: «Невыносимая скрытность женского тела покрывает все аспекты отношений мужчин с женщинами. Как это выглядит изнутри? Был ли у нее оргазм? Мой ли это ребенок? Кто мой настоящий отец? Женскую сексуальность окутывает тайна. Эта тайна является главной причиной заключения женщин. Только посадив свою жену в запертый гарем, охраняемый евнухами, он мог быть уверен, что ее сын и его сын тоже».

Мы боимся женщин, а еще, если быть точнее, мы боимся внутренней силы, которую хранит женская сексуальность. Женщина становится слишком сильной и значит опасной, когда она обретает силу своего пола. Поэтому мы продолжаем стыдить; мы настаиваем на том, что женщина теряет что-то, когда гордится своей сексуальностью или раскрывает ее.

Лично я, верю в обратное. Я чувствую свою силу, когда являюсь собой, и иногда быть собой — значит надеть мини-юбку. Иногда, огромное худи и спортивный костюм. Иногда, я чувствую себя сильной и свободной, когда не надеваю бра под майку. Это просто я в какой-то определенный момент. 

«Позвольте женщинам быть теми, кем они хотят быть. Настолько разными, насколько они могут.»

Если я решу больше не надевать ту майку без белья, это нормально. Если я решу не брить подмышки и отрастить там волосы, это мой выбор. Для меня, растительность на теле — это еще один способ сделать выбор. Выбор женщин, основанный на том, как они хотят себя чувствовать. Бывает, мне нравится бриться, но иногда отросшие волоски заставляют меня чувствовать себя сексуальной. Верного решения нет, как и нет выбора, который сделал бы меня феминисткой в большей или меньшей степени. Пока это решение — мой личный выбор, это правильный выбор. В конечном счете, личность и сексуальность человека зависит только от него самого и ни от кого другого.

Я не говорю, что все женщины должны включить свою внутреннюю Татиану; я всего лишь говорю о том, что женщина может и должна иметь возможность одеваться или вести себя так, как ей хочется. Неважно, в бурке или в бикини. 

Молодых женщин терзают со всех сторон. В эпоху сэлфи и социальных медиа, они подвержены мгновенному фидбэку и критике. Чаще чем когда-либо, они сомневаются в себе. Единственное, что у них есть, это их собственный выбор. Как бы человек ни преподносил себя, это личный выбор этого человека. Позвольте женщинам быть теми, кем они хотят быть. Настолько разными, насколько они могут. Долой предубеждения! 


Перевод. Камшат Ержанова х Harper’s BAZAAR Kazakhstan.