Многие современные художники в своем творчестве взаимодействуют с едой, обыгрывают приемы пищи. И мы не говорим об изображении еды. Александр Бланарь поймал куратора Юлию Белоусову между перелетами Берлин-Лондон и расспросил ее о проекте Ephemeral Dinner, который возводит коллаборацию ужина и выставки на новый уровень.

Интервью: Александр Бланарь Aleksandr Blanar

Фото: Никита Барышников Nikita Baryshnikov
Анастасия Лобанова Anastasia Lobanova

Проект: Ephemeral Dinner соединяет искусство и кулинарию. 

Цель: поддержка молодых художников и подача современного искусства в форме, доступной широкой аудитории. 

Участники: молодой художник и известный художник-ментор готовят еду и ведут диалог друг с другом и с гостями.

Локация: ужины-выставки путешествуют по Европе и каждый раз проходят в новом месте. 

Как ты совмещаешь эти две области в своей жизни? И как тебе вообще пришла идея совместить еду и искусство?

Все очень просто – я смотрю на искусство и жую. За плитой думаю о прекрасном. Говорят, из отведенных нам 24 часов, восемь нужно посвятить себе, восемь – работе и оставшиеся восемь – спать. Как раз восемь часов я отдаю искусству, восемь часов ем и в последние восемь вижу сны и о том, и о другом. Обожаю ночью готовить, для меня процесс приготовления пищи подобен медитации, очень расслабляет. Пару лет назад было сложно решить, оставить ли искусство ради любви к гастрономии, пока в какой-то момент решение не пришло само собой: если любишь две сферы одинаково сильно, найди способ совместить обе профессии воедино. Да так, как не сделал до тебя никто другой.   

Расскажи о своих менторах в этих проектах. Кто тебя вдохновляет, кто делает схожие проекты, вообще много ли в искусстве работают с едой?

Даниэль Сперри – абсолютный гений, первый, кто задумался над тем, что момент реальности может быть расценен наравне с произведением искусства. Речь не о том, чтобы лепить скульптуры из масла, а о том, чего можно достичь посредством еды. Его знаменитые Tableau Pieges можно увидеть во всех крупных музеях современного искусства в мире, он написал множество книг с неординарными рецептами, создал галерею Eat Art, в которой серии съедобных работ знаменитых художников, в том числе Йозефа Бойса Армана и Роя Лихтенштейна можно было купить за сравнительно невысокую плату и либо сохранить в коллекцию, либо съесть. Я бы выбрала второй вариант. Даниэлю в этом году 89, и для меня он  нескончаемый источник инспирации, истории и в то же время свежих идей, которые не всегда можно встретить даже у молодых авторов. 

На сегодняшний день еда вышла в ряд особо популярных тем. Количество поп-апов и коллабораций с художниками в сфере гастрономии растет поминутно, что несколько уменьшает ценность концепций Тиравании и других авторов, как ресторан Гордона Матта-Кларка в Нью-Йорке. Не хотелось бы, чтобы идеи вышеназванных авторов редуцировались до поп-ап-проекта с едой.

ephemeral dinner
Ephemeral Dinner 6: Anne Fellner/Bukhard Beschow & Kerim Seiler. берлин, 2017 год.

Есть ли у тебя любимые моменты с Даниэлем Сперри?

Каждый момент с Даниэлем незабываем, он живая история современного искусства. Обожаю его рассказы о Париже в 60-х, дружбе с Ивом Кляйном и Тингуили и всех тех сумасшедших идеях, которые они немедля претворяли в жизнь. Два момента не забуду, надеюсь, никогда. Первый, когда Даниэль прилетел на мой Еphemeral Dinner в Берлине в 2017-м, я до последнего не верила, что он действительно приедет (художнику на тот момент было 87 лет). А второй – в этом году, 14 февраля. Для меня этот праздник условен, поэтому лучшего решения, чем сделать сюрприз Даниэлю и сводить его на «свидание», мне не пришло в голову. Он даже и не знал, что это за дата. Слетать на день в Вену, чтобы увидеться с дорогим другом и сводить его в маленький аутентичный суши-ресторан на Нашмаркте – бесценно.

Как ты придумала Ephemeral Dinner? В чем его концепция? И почему именно она?

Концепция родилась постепенно и как-то гармонично, что даже и не выделить «переломного момента». Мы постоянно задаемся вопросом, на своем ли я месте, чем хочу заниматься, в чем мое призвание. Опыт работы в разных сферах искусства обнажил для меня проблемы арт-сообщества: на первый взгляд идеальный, легкий, чистый и беззаботный, посвященным просвещению мир искусства на деле зависим от рынка и имеет свои подводные камни. Галеристы, чья задача в первую очередь заключается в продвижении, развитии и поддержке художников, озабочены продажами и охотой на коллекционеров. Логично, что «спасибом» сыт не будешь, и на ведение галереи и программы выставок нужен бюджет, но когда вопрос заработка становится первостепенным – уже проблема. Это было моим первым наблюдением. Во-вторых, арт-тусовка зачастую поверхностна, на то она и тусовка. Случайные встречи ограничиваются кивком головы, в то время как настоящее искусство рождается и дышит через диалог. Кто, если не мы? Арт должен быть любопытным, глубоким, ненасытным. 

Из моих наблюдений родился проект, рефлектирующий арт-мир. Каждый раз в новой точке я организовываю молодому художнику выставку в пространстве, уникально подобранном под его работы, а не наоборот. Ephemeral Dinner – это ужин в рамках выставки, приготовленный двумя авторами, успешным художником в роли ментора и молодым художником. Еда – связующее звено. Вместо того, чтобы просить ментора поддержать выставку юного таланта и создать совместную работу, мы приглашаем их приготовить ужин. Совместная закупка ингредиентов, время на приготовление и обсуждение идеи ужина – метафора творческого диалога, приготовление пищи само по себе является творческим процессом, раскрывает и побуждает к обмену обоих авторов. На кухне за бокалом и за тарелкой рождаются идеи. Первая выставка Обриста состоялась на кухне, в Париже светские дамы использовали повод совместного приема пищи в образовательных целях и устраивали так называемые Салоны. В случае с Ephemeral Dinner важен факт, кого я приглашаю на ужин. Это безвозмездное событие, билет на мероприятие невозможно купить и вход строго по пригласительным. 

Приглашенных я выбираю вместе с художниками.Это «тайная вечеря» на двадцать человек, из которых половина профессионально занимаются искусством, а вторая часть – люди несведущие и оттого получившие уникальную возможность окунуться в наш странный дивный мир. Здесь нет понятия важности и вип, весом лишь факт, какими личностными качествами обладает гость. Я стараюсь не приглашать на один и тот же диннер пары или близких друзей. Зона комфорта разрушена и создана вновь – ты приходишь один, а уходишь, обогатившись новыми знакомствами. После ужина следует коктейль с закрытым показом выставки на дополнительное ограниченное количество человек. 

Да, у нас все наоборот: сначала ужин, потом коктейль. Работы неизвестного художника выставлены, когда арт-звезда готовит на кухне. Наша затея направлена на безвозмездное продвижение художников, а не на заработок. Пространство выбирается под работы. В то время как обычно все наоборот: это работы выбираются в зависимости от высоты стен галереи и грузоподъемности лифта.  Кажется, все неправильно, но в этом и кроется задача – создать новый экспириенс, разрушить стереотипы и ожидания, форматы, к которым мы привыкли. Шиворот-навыворот – то, в чем для меня и есть вся соль искусства – рефлектировать, отражать, удивлять. А зачем? Этот проект ставит множество вопросов, ответы на которые каждый найдет для себя сам.

А почему он Ephemeral?

Потому что длится всего одну ночь. Мы спешим, у нас нет времени, и все забывается очень быстро. Я за момент, который быстро длится, но невозможно забыть. Известный художник готовит ужин, а как мы знаем, все, что производит художник, относят к его творчеству, так уж повелось.  А здесь, представляете, звезда создает что-то, что мы можем прочувствовать только через желудок, после рассказать другим, но это невозможно продать или сохранить. Быстротечность. Метафора на «фастфуд» на рынке искусства, когда работа меньше, чем за пару лет, покидает ателье художника и через галерею, коллекционера и аукционный дом снова оказывается выставлена на продажу. 

Насколько, по-твоему, важна еда в жизни художников? Сложно кого-то из них представить гедонистом.

Художник должен быть голодным, не так ли? 

Что ты любишь есть сама? И есть ли у тебя режим, любимые блюда или все происходит спонтанно?

Люблю есть вкусно, это главное! К сожалению, режима нет, очень бы хотелось. В этом плане восхищает итальянская культура. Люблю овощи, рыбу, морепродукты и сладкое, горький шоколад, мед, сухофрукты. Обожаю рынки в каждом новом городе, новые продукты. В супермаркетах хожу часами, разглядывая, потом покупаю и тестирую. Я – фуд-шопоголик. Готовлю всегда по наитию, люблю экспериментировать, находить новые сочетания и ингредиенты. Ем чаще из любопытства и исходя из эстетической стороны блюда, поэтому редко бываю голодной – не успеваю проголодаться.

Что нам необходимо попробовать в новом городе? Мороженое? Салат? Что самое то?

Пробуйте локальную еду, стрит-фуд, все, что кажется странным и необычным. Найдите ваш любимый коктейль в лучшем его исполнении – будь то новый бар за углом или бар на новом континенте. Пробуйте привычные блюда в неординарном исполнении или нетипичном месте. Так, пельмени в Берлине могут иметь совсем новое звучание. Мой самый любимый десерт – веганский (!) захер в Турине (!). Торт размером с ладонь, и я лично не верю, что такое яство может быть веганским. Да никто не верит, по правде говоря. За 10 дней работы в Турине я съела 14 порций (а порция там на троих) и еще столько же раздарила. Не было ни одного негативного отзыва, у всех восторг. Вывод: экспериментируйте и не бойтесь неизведанных троп. 

Какой вкус у современного искусства?

Hotpot. Горячо, на основе традиций, печворк. 

Юлия Белоусова

Рецепт от Юлии Белоусовой – какое блюдо могло бы олицетворять тебя?

Я бы с удовольствием поделилась массой рецептов, пора уже писать книгу. Пользуясь случаем, открою секрет моего на данный момент самого простого и запавшего в душу завтрака. Бутанский красный рис на кокосовом молоке со свежими ломтиками манго. Насыщает, согревает, наполняет радостью и желудок, и сердце. Привезла с собой с острова Ломбока в Индонезии. 

Довести до кипения рис в слегка подсоленной воде (по желанию, лично я не солю). Варить на медленном огне 30 минут до готовности. Добавить кокосовое молоко, по желанию ваниль и мед, подержать еще 5-10 минут на плите. Украсить ломтиками манго, предварительно сбрызнув лаймовым соком.