А как еще можно пережить затянувшиеся морозы в столице?

Бренд Gutseriev & Maximova – это молодой совместный проект крупнейшего бизнесмена из списка Forbes Михаила Гуцериева и эксперта в области меха, дизайнера Веры Максимовой. Точнее, все было так.

Гуцериев – по первому образованию технолог обработки кожи и меха (к слову, профессию он освоил в казахстанском Таразе, на тот момент Джамбуле) – всегда мечтал создать бизнес для души. Так гласит легенда. По факту же (впрочем, этот факт не идет вразрез с легендой), в его собственности оказался зверосовхоз.

На момент создания Gutseriev & Maximova Вера Максимова на рынке меховых изделий работала уже 17 лет. Она – создательница и владелица мехового ателье, основательница бренда VeraMaxima. Заказы в ателье были в основном частные. Пока однажды одним из покупателей не стал партнер Михаила Гуцериева. Так опыт и мастерство Максимовой встретились с бизнес-талантом Гуцериева и появился бренд Gutseriev & Maximova, меховые изделия которого с недавних пор можно приобрести в Казахстане.

Бутик Gutseriev & Maximova находится в отеле Marriott Astana. Сюда на закрытую презентацию новой коллекции приехала дочь Веры Максимовой, она же директор по развитию бренда Александра Манухина. Она рассказала BAZAAR Kazakhstan о том, почему в Астане с нее практически сняли шубу, о рынке подделок и о соболе как идеальном варианте для надвигающегося антициклона.

Вы много говорили о традициях. Насколько они действительно важны для бренда?

У нас очень четкая позиция на этот счет. Мы за традиции. Почему мы никогда не откажемся от меха? Потому что мы знаем историю нашей страны, историю российской империи. А она без меха немыслима. Пушнина длительное время была основной статьей торговли, символом, международным знаком качества.

Философии традиционализма мы придерживаемся и в производстве вещей. Это непросто, так как мастеров по обработке шкур практически не осталось, профессия скорняка – вымирающая.

Получается, вы поддерживаете древние исчезающие ремесла?

Не просто поддерживаем, мы их создаем. Сам принцип работы Gutseriev & Maximova ремесленный. Вера Максимова выращивает скорняков, буквально выуживает нужных людей из специализированных университетов. Хотя растить людей – очень невыгодное, с экономической точки зрения, занятие. Готового специалиста в любой момент могут переманить конкуренты. Но мы не можем по-другому, ремесленничество лежит в основе концепции нашего бренда. Мы шьем все руками, и хотим, чтобы люди это видели и ценили.

Собираетесь ли вы выпустить модную коллекцию, ориентированную на молодежь, как это делает большинство традиционных меховых брендов, например Fendi и Simonetta Ravizza?

Что такое модно? Это, как правило, китч. То, на чем озолотились Gucci. Сегодня надел, послезавтра снял и забыл. Мы не можем такого допустить. У нас люди одеваются поколениями, целыми семьями. Мы не будем выпускать вещь на один сезон.

На заказ сошьем, что хотите. В рамках же отдельной коллекции, пожалуй, нет. Хотя в этом году мы сделали коллекцию в стиле милитари, с камуфляжными куртками с погонами и комбинезонами из меха норки с лампасами. К тому же, если разобраться, нет никакого спора между модой и классическим дизайном. Всегда можно застилизовать классическое меховое пальто со спортивными или ультрамодными на сегодняшний день вещами.  

Какой материал наиболее сложный в работе, на ваш взгляд?

Соболь. Важно подобрать не только цвет, но и высоту волоса, размер ворса. Нельзя взять шкуры из новой партии и партии пятилетней давности и собрать их в единое изделие. Это просто невозможно. Работа с соболем похожа на поиск одинаковых жемчужин для колье.

Мех в принципе – невероятно сложный материал. Признаюсь, у меня уже сложилась профессиональная деформация: я хожу по улицам, на автомате замечаю женщин в шубах. Точнее замечаю, как плохо эти шубы сшиты. Вроде бы все нормально, цвет однородный. Но я вижу, что высота волоса не та, неправильно соблюден переход, нет баланса.

Ведь среднестатистический производитель как считает? «Я сошью классное кашемировое пальто, а потом это лекало переложу на мех и получу классное меховое пальто». Но не все так просто. На основе совершенно непревзойденного пальто из кашемира вы получите совершенно никак не сидящее на фигуре пальто из меха. Ошибок очень много. Например, зачем-то марки делают шубы с капюшоном. Забывая, что мех – материал тяжелый, капюшон тянет назад, нарушается баланс вещи. Сейчас поясню. Шов шубы идет по плечу, как на кофте, но когда у вас сзади килограмм, он смещается. Вам все время приходится поправлять шубу, потому что она «съезжает» назад. А такого быть не должно.

Ваш любимый мех?

Глупо отвечать все время «соболь». Но, если мы говорим о тепле, то мой любимый материал – это соболь. Шуба из соболя ничего не весит. При этом вы можете надеть ее поверх шелковой майки в минус тридцать пять. Очень тепло и красиво.

А вот c точки зрения эстетики, любимый материал – рысь. Меховые марки ее не жалуют, говорят, что похожа на драную кошку. Рысь используют, но с оговоркой. Все эти модные белые шубы с черными пятнышками делают из животов рыси. Оставшуюся шкуру – а она огромная, метр длиной – пускают в расход. На варежки, на парки, внутрь – так, чтобы это «драной кошки» снаружи не было. Я же настаиваю на том, что рысь – роскошный материал, нельзя эту красоту прятать.

Сколько у вас у самой шуб?

Одна. Она появилась в этом году. В Москве похолодало, я повзрослела и поняла, что косуха в минус тридцать с тремя свитерами – больше не вариант.

Gutseriev & Maximova
Почему Gutseriev & Maximova вышли на рынок Казахстана?

Это было прямое указание Михаила Гуцериева, нашего акционера. Он жил в Казахстане. Впервые я приехала к вам в феврале прошлого года. Перед поездкой Михаил Сафарбекович спросил, есть ли у меня шуба. Я ответила, что нет. Тогда он сказал следующее: «Возьми в своем же магазине шубу, иначе ты в Астане умрешь». И вот я в Астане, в шубе. Я прошла от отеля Marriott до The Ritz-Carlton, Astana, это метров шестьсот. Меня три раза разные женщины остановили с вопросом «Где вы взяли эту шубу?» В общем, шубу с меня практически сняли. В тот момент я поняла, насколько прав Михаил Сафарбекович. Логично открываться в городе, где люди разбираются в мехе, а температурные режимы граничат со здравым смыслом.

Насколько велик рынок подделок?

Методов обмануть человека на меховой вещи – тысяча и один. Крашеного кролика и лису продают за рысь, куницу выдают за соболя. В чем разница? В мехе есть подпушь, а есть остевой волос. У куницы подпушь по длине практически равна остевому волосу. В такой шубе вы будете выглядеть, как медведь. Шуба же из соболя не сделает вас толще.

Людей, не разбирающихся в мехе, – а разбираются единицы, – обмануть ничего не стоит. Буквально перед моим вылетом в Астану к нам пришла клиентка. Она купила шубу в Испании, шуба порвалась, клиентка хотела ее отреставрировать. При осмотре выяснилось, что шуба порвалась не по шву, не на сгибе, это просто плохой мех. Единственное, что мы могли сделать: посоветовать вернуть брак производителю.

Gutseriev & Maximova пропагандирует честный и прозрачный бизнес, нас за это так не любят конкуренты. Мы рассказываем, показываем, у нас производство открыто – приходи и смотри. Даже  экскурсии проводим.

При этом нельзя сказать, что изделия Gutseriev & Maximova стоят дороже. К тому же мы всегда отталкиваемся от бюджета клиента и всегда находим индивидуальные решения. Например, клиентка хочет дорогого седого соболя. Мы можем полностью сделать пальто из такого меха, а можем просто поставить ярко седой воротник. Смотреться будет не хуже.

Мы также активно развиваем ассортимент аксессуаров. В Gutseriev & Maximova вы найдете не только меховое пальто, но также варежки, шапки, сумки и даже елочные игрушки из меха.


Автор. Harper’s Bazaar.