Редактор BAZAAR Kazakhstan знакомит с российской ювелирной маркой Ilgiz F., которая еще мало известна в нашей стране, но уже успела завоевать признание у крупных европейских Домов и ценителей авторских украшений.

Мастера из СНГ еще не так широко известны в мире. Тем интереснее мне было поговорить с Ильгизом Фазулзяновым, российским ювелиром, который успел прославиться непревзойденным мастерством в работе с эмалью и даже создал в этом деле собственные уникальные техники. Его сокровища можно увидеть на крупнейших аукционах Christie’s и Bonham’s, а Дом Van Cleef & Arpels приглашал Ильгиза в качестве лектора в свою парижскую школу. 

«В преподавательской деятельности мне больше всего нравится пробуждать интерес к традициям и фундаментальным принципам ювелирного искусства, показывать, что за внешней красотой и изяществом стоит серьезная техническая база – как в балете. А на той лекции Van Cleef & Arpels самой интересной частью были вопросы, потому что на ней собрались все видные профессионалы, и разговор получился очень увлекательным». 

К слову, это было не первое сотрудничество с мировым брендом: до этого ювелир создавал эмалевые расписные циферблаты для швейцарской мануфактуры Bovet 1822.    

При всем этом Ильгиз заинтересован в развитии ювелирного дела в своей стране. В Москве есть его именная галерея, которая одновременно является и образовательной площадкой: «Проведена большая работа, практически каждый месяц мы собирали профессионалов и любителей на специальные лекции и мероприятия. Самым главным событием, на мой взгляд, должна стать зимняя выставка в начале декабря, которая объединит около 25 современных ювелирных художников как известных, так и совсем молодых – для некоторых это будет первый выставочный проект. И это именно тот результат, те возможности для разговора о современном ювелирном искусстве, ради которых я и открывал галерею». 

Каждое украшение с маркировкой Ilgiz F. – неповторимо и создано в единичном экземпляре. Будет ли он выпускать более демократичные и растиражированные изделия? «Пока мне сложно даже подумать об этом. Все-таки то, что я делаю – это не массовое производство, а авторская работа, с совсем другим уровнем технологической сложности. Приемы и методы, которые я использую, нельзя поставить на поток. А если упрощать, то это будет уже совсем другая марка». Этот ответ расстроил и порадовал одновременно: все-таки драгоценные уникальности всегда более желанны, хотя и менее доступны для широкой публики. Лично я отношусь к таким украшениям как к произведениям искусства: они радуют эстетически и дают свою долю вдохновения.

Что сподвигает на работу мастера? В различных интервью Ильгиз не раз упоминал, что ему помогает творить музыка, и специально для BAZAAR Kazakhstan поделился своим плейлистом:

Мне всегда было интересно, когда человек много лет занимается одним и тем же любимым делом (первая ювелирная мастерская Ильгиза была открыта в 1992 году), влияет ли это на внерабочую жизнь? Наступает ли в какой-то момент так называемая профессиональная деформация? «Наверное, у меня она тоже есть – где бы я ни  находился, что бы ни увидел, я сразу начинаю думать как это можно было бы применить в украшении. Как изгиб этой ручки двери может стать орнаментом? А этот цвет платья – с каким камнем сочетается? А вот этот интересный цветок – можно ли превратить в брошь или в кольцо? Я постоянно подмечаю детали и превращаю их в элементы украшений». 

26 лет деятельности – немалый срок. Сколько материалов и уникальных камней прошло через руки Ильгиза за эти годы – не счесть, но всегда есть такие моменты, которые надолго врезаются в память: «Подвеска «Снегири», с которой я выиграл Гран-при в Гонконге. Это был первый серьезный конкурс, где меня настолько высоко оценили профессионалы. Фактически, новый этап карьеры! С тех пор это украшение символизирует для меня  международное признание». 

А после той выставки действительно произошло многое: на сегодняшний день марка Ilgiz F. представлена в Париже, Женеве, Токио и Нью-Йорке. Мастер верен своей концепции индивидуальности – коллекции в разных странах, конечно же, не повторяются.

Признаюсь, для меня ювелирная индустрия олицетворяет альтернативную реальность, в которой рассказываются свои красивые истории, а других там и быть не может. Если оставить это идеализированное настроение, то кто была бы та счастливица, для которой Ильгиз Фазулзянов согласился бы создать украшение? «Элизабет Тейлор. Мне очень нравится, что для каждого фильма она создавала новый образ, не просто играла себя, а проживала жизнь каждой из своих героинь. Она была фантастически разнообразной актрисой и женщиной, которая любила и понимала украшения». 


Интервью: Асель Киржибаева