×
Понравилась эта статья?
Больше интересного
в Facebook – подпишись!
Harper’s BAZAAR Kazakhstan
18+

Ролевая модель: интервью с основательницей филиала агентства Andres в Австралии

Andres
26 декабря 2017 Герои/Мода

Одна из самых известных казахстанских моделей начала двухтысячных Алина Алимжанова-Джалимбетова, основавшая филиал агентства Andres в Австралии, рассказала BAZAAR Kazakhstan о начале своей карьеры, новых стандартах модельного бизнеса и своих самых смелых надеждах.

Расскажите, как стартовала ваша модельная карьера и том, с чего началось ваше сотрудничество с Andres?

Честно говоря, я никогда не задумывалась над карьерой модели. Я росла в обычной профессорской семье. Отец был молодым ученым, очень рано защитившим докторскую диссертацию. Все детство я провела в стенах Академии наук, и, конечно, это повлияло на формирование меня как личности. Воспитывали меня в строгости: нельзя было носить туфли на каблуках, пользоваться косметикой. Поэтому свою первую помаду я прятала. Все, что мне позволялось – это две косички. Но при всем этом папа на меня никогда не повышал голос.

Подруга пригласила поддержать ее на конкурсе. Я даже не знала, какой это конкурс. Думала что-то из области математики или физики, поскольку других конкурсов для меня тогда не существовало. Сбор проходил в Stars Club на улице Абая. Собралось около двух тысяч девушек. Попав на этот отбор случайно, я, на удивление, прошла кастинг – мне тогда было 14 лет. Вот так я стала «вице-мисс Алматы», а затем попала на конкурс «Мисс Казахстан». Проводил его Леонид Ярмольник, тогда было очень популярно приглашать российских звезд. Меня отобрали в финал, и я стала «Мисс Пресса» этого конкурса.

В жюри сидела Маргарита Краснер. Сколько времени прошло с тех пор, но я, как сейчас, помню ее слова: «Мы не можем тебя выбрать, потому что тебе 14 лет. И, если кто-нибудь узнает об этом, это будет ужасно (на конкурс допускались девушки от 16 лет – HB)! Каким образом ты здесь оказалась, я не знаю. По данным ты подходишь, а по возрасту – нет. Но не расстраивайся, у тебя все впереди».

После этого конкурса я попала в модельное агентство Andres. Главное кредо этого агентства – высокие моральные стандарты во всем, включая личную жизнь. Например, запрещалось встречаться с мальчиками. Если для девушки амурные дела были важнее карьеры, ей рекомендовали уходить в другое агентство. У нас был тренер Игорь Михайлович Горбатенко, который лучше всех ставил дефиле. Опыт, которым он поделился, бесценен для меня и по сей день. Благодаря его школе дефиле, куда бы я не приходила – меня всегда выделяли, отмечали. Сегодня во многих программах обучения дефиле, так сказать в тренде, отсутствие сексуальности, женственности. В целом, просят, чтобы все было сдержанно. А мы дефилировали по подиуму в стиле Наоми Кэмпбелл: были пластичными, энергичными, работали на камеру.

После конкурса «Мисс Казахстан» я представляла агентство на конкурсе в Москве, он проходил в концертном зале «Россия». Соревнование было действительно серьезного уровня, участие в нем принимали практически все звезды российской эстрады. После этого конкурса мне предложили поработать в Москве. В то время и в той обстановке для широкой публики моя внешность была очень необычной, экзотичной. Таким образом, изначально моя карьера модели была связана с агентством Andres. Для меня Andres – Alma mater, часть меня, моей жизни.

Andres

Платье, YolanCris; пояс, повязанный как браслет, rara.

Какой совет вы дали бы самой себе в начале пути, если можно было вернуться в прошлое?

В моей жизни события развивались настолько стремительно, что, честно говоря, у меня не было возможности остановиться, поразмышлять над прошлым и, исходя из этого (прошлого), над разными вариантами возможного развития своей судьбы. Сейчас, если честно, я не стала бы ничего менять. Меня устраивает все, как есть. Я ощущаю себя человеком, который находится в нужном месте и в нужное время.

Какой своей работой вы гордитесь больше всего?

Поскольку я работала в разных сферах и не только в модной индустрии, успех был везде понемножку. В целом, я смело могу сказать: во все, что я делала в своей жизни, всегда вкладывала душу и старалась действовать так, чтобы потом не было стыдно.

Вы запускаете австралийское представительство Andres. Казахстан и Австралия так далеки – почему ваш выбор пал именно на эту страну?

Ну, в этом нет ничего сверхъестественного, потому что, я живу там последние несколько лет. Прежде чем начать свой бизнес, я изучала рынок. Любой бизнес строится на анализе, изучении рынка в соответствующей области, на последующих выводах. Сейчас в Австралии активно развивается fashion индустрия. Люди здесь становятся более восприимчивыми к модным веяниям, они активнее интересуются местными и зарубежными дизайнерами, ходят на показы.

Модельный бизнес стремительно меняется. Модная индустрия во многом взяла курс не на стандартную модельную внешность, а, скажем, на моделей «плюс-сайз», в возрасте, то есть на обычных людей, а конгломераты и даже правительства вводят запреты на слишком молодых и худых моделей. Что вы думаете по этому поводу, и как эти новшества отразятся на вашем агентстве?

По поводу проблемы слишком молодых моделей: я согласна с введением запретов, так как считаю, что работать девочкам очень сложно. Очень большая ответственность и объем работы ложатся на хрупкие детские плечи. Если ребенок не зрелый, то могут быть психологические срывы и целый ворох других не менее серьезных проблем. Модель – это тоже профессия, это человек, который работает.

По поводу проблемы запрета на работу слишком худых моделей: отчасти я поддерживаю эту тенденцию. Девушки не должны изнурять себя нередко жестокими и наносящими вред здоровью диетами. Но часто клиенты и сами агентства требуют от них непомерных усилий для достижения заветного нулевого размера, а это влечет гарантированный вред здоровью. В этом смысле вполне оправдано то, что правительство и конгломераты вводят указанные выше запреты.

Однако есть и другая сторона этой проблемы. Дело в том, что в Австралии я столкнулась с тем, что достаточно часто худые от природы модели, которые ни в чем себя не ограничивают, подвергаются травле со стороны моделей «плюс-сайз». В этом вопросе маятник качнулся, пошел в обратную сторону. Если когда-то полные модели подвергались критике, то сейчас нередко наоборот.

Кем из моделей прошлого или настоящего вы восхищаетесь?

В профессиональном плане мне очень нравится Наоми Кэмпбелл. У нее очень интересная биография и блистательная карьера, которая, по сути, началась в 7 лет. Идеальное дефиле, удивительная пластичность и сильная энергетика, которая заряжала публику – вот что ее отличает от всех остальных. Я очень восхищаюсь и тем, как она гармонично вписывалась в любую концепцию показа или съемки. Это высший уровень профессионализма. Ведь для того, чтобы достичь этого, надо идеально понять философию коллекции, замыслы, указания дизайнера, прочувствовать музыкальное и световое сопровождение и подготовить выход. Их трио «Тринити», в которое входили помимо Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста и Кристи Тарлингтон, было одним из самых востребованных в fashion-индустрии. Кстати, знаете ли вы о том, что у Наоми есть китайские корни? Ведь одна из ее бабушек была китайского происхождения.

Как, на ваш взгляд, Instagram изменил модную и модельную индустрии? Ведь сегодня любая девушка может вести успешный инстаграм и стать звездой, не имея идеальных параметров и высокого роста.

Безусловно, Instagram оказал огромное влияние на индустрию, по сути, создав новую платформу для самовыражения, продвижения и общения для огромного количества абсолютно разных людей. Сейчас на веб-сайтах многих крупных модельных агентств можно видеть, что, помимо моделей, появились услуги так называемых social influencers или просто talents. Это звезды Инстаграма, Твиттера и других социальных платформ. Учитывая огромное количество подписчиков, данные звезды иной раз могут предоставить больший и более точечный охват аудитории для рекламы различных брендов, чем традиционные методы рекламы. Единственное, я бы хотела заметить, что и раньше девушки, не имея идеальных параметров и высокого роста, имели возможность стать успешными. Ведь есть подиумные модели, и требования к параметрам там по большому счету не поменялись, хотя относительно недавно Dolce & Gabbana и произвёл своего рода фурор, выпустив на подиум блогеров и селебрити. Но в ближайшем будущем это, скорее, разовое явление, просто призванное привлечь внимание. Кроме того, есть фотомодели, к которым требования по параметрам были уже не такими строгими, поэтому возможность стать успешной фотомоделью была и есть у многих девушек.

Andres

Чего, на ваш взгляд, не хватает казахстанской модельной индустрии, чтобы стать успешной? Например, из той же России или Украины мировые звезды зажигаются чуть ли не каждый сезон.

Успех придет, просто надо понимать, что современный Казахстан — государство очень молодое, и наша нация на мировой арене начала успешно заявлять о себе относительно недавно, причем во многих сферах. Примеры? Пожалуйста: победы велокоманды Астана, 3-е место в ралли «Дакар» команды Астана (кстати, один из членов команды является братом моего супруга), успехи боксера Генадия Головкина и певца Димаша Кудайбергенова. Так и наши казахстанские модели стали тоже о себе заявлять. Скажем, Алена Субботина добилась серьезных успехов. Что касается больших на сегодняшний день успехов России и Украины в Fashion индустрии, то население этих стран, извините за тавтологию, попросту больше, а их индустрия моды, соответственно, более развита. Кроме того, спрос на европейскую внешность до последнего времени был гораздо выше, чем спрос на другие типы внешних данных. А спрос на азиатскую внешность стал расти только в последние годы с увеличением влияния азиатских рынков на индустрию моды.

Серьезное значение имеет и фактор ментальности в восприятии модельной индустрии. Например, многих наших перспективных девочек очень часто не отпускают родители, имея определенные предубеждения касательно модельного бизнеса. Это проблема есть и у модельного агентства Andres. Так, нередко происходило следующее: девочки подписывали контракты с зарубежными агентствами, а в итоге не ехали из-за решения родителей. Да, что тут говорить, приведу факт из своего личного опыта. Мне в 2001 году после победы на «Мисс «Русское радио»» предложили работать в России. Я начала работать в Red Stars и на «Русском Радио» вместе с Сашей Пряниковым, а мои родители, спустя несколько месяцев, приехали в Москву и забрали меня домой. О работе на Западе вообще не шло речи, хотя у меня были очень интересные предложения.

Что вы думаете о моделях-трансгендерах? Такие успешные модели, как Хари Неф и Тедди Куинливан заставляют поверить, что в моде у всех есть возможность стать востребованным и успешным.

Это, по сути, новая ниша со своей спецификой и целевой аудиторией, такая же, как модели «плюс-сайз» и возрастные модели. Кстати, есть, как мне кажется, более интересный и успешный пример австралийской модели-трансгендера Андреи Педжич, начинавшей как андрогинная модель, которая была 18-ой моделью в списке топ-50 моделей мира. Она ходила на мужских и женских показах Жан-Пола Готье, на мужских показах Марка Джейкобса, появлялась на обложках и в статьях во многих журналах. В целом, как мне кажется, учитывая очень влиятельное ЛГБТ-лобби в западных масс-медиа, трансгендерам, вполне возможно, сейчас легче пробивать дорогу, чем простым девушкам.

Andres

Совсем недавно известная модель Камерон Рассел запустила кампанию #MyJobShouldNotIncludeAbuse (моя работа не должна включать насилие). Она собирает правдивые истории своих коллег о нелицеприятных случаях приставания и принуждения во время работы и публикует их анонимно в своем Истаграме. Существует ли подобная проблема у нас в стране?

Проблема насилия, к сожалению, существовала всегда и, скорее всего, будет существовать во многих странах. Очень важно, что находятся люди, которые поддерживают жертв. Настоящих жертв, которые подверглись насилию. Зачастую люди просто боятся быть осужденными, не могут найти в себе силы озвучить факт насилия над собой. Только самые смелые (ведь, понятно, не факт, что их поддержат) готовы рассказать о своей боли.

Какой совет вы могли бы дать родителям начинающих моделей?

Нужно доверять своим детям и поддерживать их. Вообще, родители должны чувствовать, знать своего ребенка и, соответственно, трезво оценивать его силы и способности. Если это психологически сильный ребенок, то сознательность, как правило, имеет место быть. Но, конечно, здесь все строго индивидуально. Кроме того, каждому овощу, как говорится, свой сезон. Бывают дети, которые в тринадцать лет очень сознательны, а бывает и в тридцать взрослый ведет себя, как ребенок.

Что касается работы в качестве модели, то, на мой взгляд, если есть серьезное предложение уехать за границу поработать в каком-то хорошем, перспективном модельном агентстве, думаю, стоит дать шанс ребенку, чтобы в дальнейшем не было сожаления об упущенных возможностях. Период работы моделей очень короткий, и чтобы не упустить свой шанс и не совершить ошибку, нужно предварительно узнать, проверить репутацию модельного агентства. Обязательно найдите ответы на вопросы: где будет работать ребенок? Каковы условия проживания? Что собой представляет fashion индустрия в этой стране и какие перспективы?

В Австралии родители не опекают детей так, как в Казахстане. Там дети уже с 18 лет живут самостоятельно. Не так давно, возвращаясь в Австралию из Милана, я познакомилась в самолете с 18-летней девочкой, также летевшей в Австралию. Ее родители в день ее 18-летия подарили ей билет в любую страну, сказав при этом: «езжай, и пробуй себя». Она не знала толком английского, не знала никого в Австралии, не знала, где остановится. Родители на западе охотно и легко отпускают своих детей поработать в Азии или Америке.

Какие главные планы вы возлагаете на Andres в Австралии?

На Andres Australia я возлагаю самые смелые надежды. Наши цели: закрепится на рынке Австралии и сделать брэнд Андрес узнаваемым, а после достижения этих задач постараться выйти на международный рынок. У Андрес есть ряд преимуществ, которые, на мой взгляд, позволят достичь этих целей. Я бы очень хотела, чтобы о казахстанской модельном агентстве и школе узнали за пределами СНГ, и Австралия, думаю, – хорошая стартовая площадка для этого.


Автор: Harper’s BAZAAR Kazakhstan. Фото: Руслан Лисица. Стиль: Жанара Мирзажанова. Макияж и прическа: Эльвира Ахметова и Ильмира Токмагамбетова @ Make Up For Ladies. Редакция выражает благодарность бутику Magazin за содействие в проведении съемки.

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook

Закрыть через: