О коронавирусе из первых уст. Что происходит на передовой? Как мы подставляем врачей? Что сейчас  переживают те, кто трудится на передовой по 12 часов в сутки? И как мы можем им помочь. Простой и правдивый рассказ Сары – одна из ярких иллюстраций сегодняшнего времени. И это не просто рассказ, можно сказать, крик души. Прочтите внимательно и поделитесь с друзьями.

О коронавирусе из первых уст

— На этой неделе мне пришлось перевести мое отделение интенсивной терапии в другую часть больницы. Мое отделение теперь принимает пациентов с положительным результатом на коронавирус (Covid-19). Сейчас мы готовимся к дополнительному расширению. И вскоре, я думаю, понадобится еще больше места.

Отделение для пациентов с положительной реакцией на Covid-19 называется Красная зона. Все, кто там работает, должны всегда носить средства индивидуальной защиты (СИЗ) – перчатки, защитный костюм с длинными рукавами, бахилы, шапочку для волос, маску и очки. Правило едино для всех: медсестер, врачей, фармацевтов и других медработников. Мы носим все это в течение нашей смены по 12 часов, за исключением часового перерыва. Если перерыв или надо пойти в туалет, необходимо все снять. Вымыть руки, выйти на улицу, снова вымыть руки. И опять надеть уже совершенно новый комплект. Есть даже специальные области «надевания» и «снятия» СИЗ – это очень строго. Весь медперсонал должен быть очень организованным. Прежде, чем войти в Красную зону, нужно убедиться, что у вас есть все необходимое. Потому что лекарства, холодильники, оборудование и прочее – все это за пределами Красной зоны. Нельзя просто бегать туда-сюда.

О коронавирусе из первых уст

Смены очень плотные. Совершенно нет времени присесть на пять минут или хотя бы выпить стакан воды. То есть, при нынешнем режиме, если вы хотите выпить воды, то вас не будет в течение 10 минут, а не 30 секунд, как обычно. Вам придется сначала снять свои СИЗ, потом снова надеть. А вы не можете оставить пациента без наблюдения. Поэтому даже такое простое действие, как выпить стакан воды или сходить в туалет, превращается в военную операцию. И вы всегда должны убедиться, что у вас достаточно людей, следящих за пациентами. Потому что за ними нужен постоянный контроль.

Командный дух идет на пользу – все отлично работают вместе. Но, вместе с тем, все также очень устали. Те медсестры, которые дежурят последние две недели, особенно перегружены. Они изо всех сил пытаются настроить себя на позитивный лад. Они верят в лучшее. Ведь так тяжело, когда знаешь, что все будет только хуже.

Все хорошо работают в команде, но люди определенно напуганы. Они также боятся за себя и здоровье своих семей. Многие сотрудники Национальной Службы Здравоохранения Великобритании – семейные с детьми. Или живут с пожилыми родителями, и эта ситуация, безусловно, вызывает беспокойство. Но у большинства сотрудников есть кредо: «просто смирись с этим». Мы просто должны делать свою работу. Люди приходят на смену, не зная, что их ждет. Но они приходят и работают по 12 с половиной часов. Они истощены настолько что, придя домой, сразу ложатся спать, а затем все повторяется на следующий день.

О коронавирусе из первых уст

Тяжело приходится младшим медсестрам, которые буквально со своими пациентами по 12 часов в день. Наше обычное соотношение сестринского персонала в интенсивной терапии – один к одному, потому что пациенты тяжело больны. Теперь же из-за большого наплыва новых поступающих нам говорят готовиться к возможному повышению нагрузки. Таким образом, на одну медсестру будет по четыре пациента. Это все обернется огромным расходом ресурсов и сил младшего медперсонала. Поэтому старшие медсестры, такие как я, становятся еще важнее, помогая поддерживать команду в работе и наблюдая за всем, что происходит.

Весь смысл социальной изоляции состоит в том, чтобы замедлить распространение вируса. Когда у пациента выявлены симптомы, он нуждается в длительном лечении. Если пациенту требуется интубация или вентиляция легких в интенсивной терапии, то период нахождения в отделении составляет 10-14 дней.

Если в отделение поступает 10 человек, нуждающихся в интенсивной терапии, а у вас только 10 коек, люди будут занимать эти койки до двух недель. Но когда приходит 10 новых пациентов каждый день в течение двух недель, получается уже 140 человек…

О коронавирусе из первых уст

Цифры показывают, что нам нужно увеличить наш коечный фонд в 10 раз. Например, я располагаю всего 50 койками, а нам может понадобиться до 500. Отменили множество запланированных операций. Вообще все, что не тяжелое или срочное. Таким образом, другие участки больницы превращаются в отделения интенсивной терапии. Все места, где есть возможность для лечения и ухода за людьми. Буквально все отделения − кардиологическое, коронарная помощь, реанимация, педиатрия − необходимы на данный момент.

Я стараюсь не заглядывать слишком далеко в будущее. Ни я, ни вы не знаем, что будет происходить дальше, все меняется так стремительно. Мы твердо знаем: из-за коронавируса в больницы придет еще больше людей. Но никто не знает, когда все закончится.

Меня расстраивает, когда я вижу большие группы людей, гуляющих по городу. Моя подруга − консультант по респираторным заболеваниям разослала всем своим друзьям и членам семьи сообщение. Мне оно понравилось своей емкостью. В нем говорилось: «Я не смогу увидеться с вами некоторое время, это не шутка. Но я не собираюсь никого подвергать риску. Пожалуйста, оставайтесь дома и будьте здоровы».

Карантинные меры нужны для борьбы с распространением вируса. Если люди не остаются дома, это приведет к тому, что степень заражения ускорится в разы. Что приведет к перегрузке медслужб, а это уже происходит. Некоторые районы Лондона настолько густонаселены, что люди могут распространять инфекцию мгновенно. Любая больница рискует быть перегружена очень быстро. Досадно видеть, что люди до сих пор тусуются большими группами. Они не знают, каковы последствия от их действий и могут никогда не узнать какой ущерб они нанесли. Но когда людей просят остаться дома для безопасности, игнорировать такие сообщения очень эгоистично.

Я напрямую работаю с пациентами с положительным результатом на Covid-19. Я не знаю, заражусь ли я сама. Хотя сейчас я чувствую себя хорошо, я не собираюсь подвергать риску других людей. Особенно сейчас у меня нет времени на то, чтобы болеть − будь то Covid-19, или обычный грипп или что-то еще. Я не могу не ходить на работу в данный момент. Это не вариант.

Мне грустно, что я не смогу встретиться с близкими людьми в ближайшее время. Пришлось самоизолироваться от мамы, своих сестер и племянников.Мысли об этом сильно огорчают. Трудно, когда приближаются важные семейные события, а вы с этим вынуждены мириться. Мы должны были отмечать 70-летие моего отца. Но нам придется отменить его. Это всех нас расстраивает, но изоляция сейчас важнее.

Социальное дистанцирование и гигиена рук − это самые важные вещи, которые каждый может сделать прямо сейчас. Даже когда вы выходите с друзьями и у кого-то простуда, все рискуют заразиться. Но если люди соблюдают дистанцию 1,5-2 метра они мешают вирусу распространяться. Весь смысл социального дистанцирования – максимально обезопасить здоровых людей от заражения.

Италия не была готова. Поэтому там сейчас такие масштабы. Видео с обращениями их работников здравоохранения просто душераздирающие. У них закончились ресурсы и места. Я не могу себе представить, что они должны чувствовать в такой ситуации. Нам нужно предотвратить это здесь, у нас. Некоторые больницы в Лондоне уже работают из последних сил. Они страдают от перегруженности и близки к отказу принимать новых пациентов. Мы не хотим, чтобы дошло до этого. Во что бы то ни стало, мы должны замедлить распространение Covid-19.

Вы должны помешать людям видеться друг с другом. Карантин не навсегда, но лучше всего оставаться дома столько, сколько вам нужно, если это означает спасение чьей-то жизни. Важно попытаться объяснить это тем, кто не может понять всю серьезность ситуации. Кто-то считает, что ничего страшного в том, чтобы поехать на шашлыки в воскресенье с семьей и друзьями. Пусть знает, что ему, может, ничего и не будет. Но других людей он подвергает опасности. Прошу вас, перестаньте думать, что вы – единственный, кто страдает. Сейчас не та ситуация, чтобы проявлять эгоизм. Как раз наоборот: самое время сделать то, что совсем не хочется или очень тяжело – на благо общества. Так что всем будет лучше, если вы в эти дни просто останетесь дома…


Автор. Harper’s Bazaar. Фото. Pexels.