В разгар Великой депрессии производители часов столкнулись с металлургической дилеммой. Лишь немногие клиенты могли себе позволить золото или платину, а наручные часы в корпусах из неблагородных металлов были уязвимы для коррозии. Компании нуждались в веществе, которое было бы недорогим и не окислялось. Они нашли его на обеденном столе, на котором повседневные столовые приборы были изготовлены из чудесного нового материала, известного как нержавеющая сталь.

«Существовал, в частности, один производитель, именуемый Staybrite, –  рассказывает Пол Бутрос, глава американского отделения часов аукционного дома Phillips, –  и его продукция была взята на вооружение такими крупными брендами, как Rolex и Omega». Материал Staybrite обладал высоким содержанием никеля и хрома, что позволяло придать изделию из него стойкую полировку, что приглянулось клиентам, привыкшим к благородным металлам. «Верите или нет, – улыбается Бутрос, –  этот сплав использовался до конца 60-х годов». 

Винтажные часы Ulysse Nardin 1930-х годов (кожа, сталь Staybrite)

Но как Бутрос лично убедился на аукционе, у Staybrite проявлялась проблема на изнаночной части. Практически на всех корпусах, контактировавших с потом или морской водой, проявлялась точечная коррозия, поскольку защита от соли, проникавшей в стыковочные пазы, была неполноценна. С начала 1970-х  одни производители часов перешли на новую, морского класса сталь с маркировкой 316L, другие компании удвоили усилия по поиску идеального антикоррозийного материала.  

Сплав 316L, в который среди прочих металлических ингредиентов добавлялось небольшое количество молибдена, надёжно служил многим брендам. Его можно обнаружить в таких классических моделях, как Audemars Piguet Royal Oak и Patek Philippe Nautilus, обе разработаны Джеральдом Джента. «Им нужны были часы, пригодные для морской среды, – рассказывает Бутрос. –  Долгосрочная коррозийная устойчивость имела большое значение». 

Rolex сделали дальнейший шаг, впервые произведя в 1985 году корпус для часов из нержавеющей стали 904L. Сплав 904L, изначально разработанный для использования в морской воде, содержит практически удвоенную процентную долю молибдена и значительно больше никеля, дающего повышенную сопротивляемость хлоридам, но твёрдость делает его сложным для обработки. Со слов Бутроса, пройдёт больше десяти лет, прежде чем Rolex будут готовы ввести 904L в реестр стандартных материалов для всех часов из нержавеющей стали, дав собственной рецептуре дублирующее название Oystersteel.

Rolex
Винтажные часы GMT Master, Rolex

В 1970-х отдельные бренды, включая Citizen и Porsche Design, начали экспериментировать с другим материалом, обладающим повышенной коррозионной сопротивляемостью: титаном. Поскольку титан образует защитный оксидный слой в присутствии кислорода, он в отличие от стали гипоаллергенен. К тому же он значительно легче и быстро набрал популярность, привлекая целую серию брендов от Omega до Panerai.

Лимитированная серия Omega Seamaster Diver 300M в применяемых материалах отдаёт предпочтение комбинации титана и тантала.

Сегодня, как бы то ни было, некоторые из наиболее популярных морских часов всё ещё предпочитают материал, созданный задолго до изобретения нержавеющей стали. Восходящая к античным временам бронза остаётся оплотом морского приборостроения со времён появления астролябии. Поверхностное окисление защищает внутренние части от коррозии. «Окисление создаёт на изделии уникальное покрытие, которое может формироваться в зависимости от желания его владельца», – поясняет Федерика Карпано, возглавляющая научно-исследовательское крыло компании Panerai, которая известна своими двумя весьма успешными коллекциями Bronzo. Спустя почти столетие после появления Staybrite производители часов вновь открывают древний антикоррозионный материал, который не утратит яркости ни при каких обстоятельствах.  

Часы Ferdinand Berthoud Chronomètre FB 1R Edition 1785 в бронзе с уникальной патиной.


Автор: Джонатон Китс