Уже второй раз Алматы посетил Али Аль-Джабери, основатель парфюмерного бренда Widian. Именно он представил миру арабский парфюм в обновленном виде. Понятный для европецев, но с характерной восточной ДНК.

Бывший инженер-химик встретился с поклонниками марки в Saks Fifth Avenue, лично подбирал ароматы покупателям и подписывал каждый флакон. А затем рассказал Harper’s BAZAAR Kazakhstan об аромате для Уилла Смита, почему его называют безумцем и чем пахнет Казахстан.

Какой аромат Widian популярен в Казахстане?

Практически все четыре коллекции (Black, Gold, Velvet, Sapphire) пользуются у вас спросом. Но последние 7-8 месяцев казахстанцы питают особую любовь к London Widian из линейки Sapphire. Думаю, дело в ингредиентах, которые раскрываются по-новому. Множество нот – уд, кипарис, фиалка, ландыш, малина, кожа, амбра, мускус и ваниль – сплетаясь, переносят вас в английский чайный салон. Другой парфюм, который любят в Казахстане, – это Black 2.

Коллекция Sapphire посвящена путешествиям. Какое значение они имеют для вас?

Путешествие всегда было моим вдохновением. Благодаря поездкам мы знакомимся с новой культурой, разными людьми, посещаем неизведанные места. Некоторые направления очень специфичны, например Лондон. В одном городе отражается весь мир. То же самое можно сказать о Нью-Йорке. Это города с особой энергетикой. Может, однажды мы создадим парфюм, посвященный Дубаю.

С каким ароматом вы ассоциируете Казахстан?

Для меня Казахстан – это горы, зелень, милые и дружелюбные люди. Мне нравится мой вид из окна, когда я любуюсь горами. Но какой аромат напоминает мне Алматы и Казахстан, я не знаю. Для этого надо прожить здесь хотя бы месяц.

Опишите в трех словах бренд Widian.

Аутентичный, роскошный, уникальный.

Существует мнение, что восточные ароматы имеют «убойный» шлейф и наносить их следует с осторожностью.

Нет никаких правил по использованию парфюма. Вы можете нанести любой аромат в любом количестве. Единственное, более стойкие модели лучше наносить на особые мероприятия и вечерние банкеты.

Вы долгое время вы работали в области, далекой от парфюмерии. Как ваша семья отреагировала на смену деятельности?

Они думали, что я сошел с ума. Я был инженером. И променять перспективную профессию на парфюмерный бизнес казалось для моей семьи безумием. Но это была моя мечта. С 19 лет я грезил об этом, но не знал с чего начать. Сегодня они, конечно, поддерживают меня, но еще не до конца смирились. В нашей стране престижно быть инженером, врачом или юристом. Парфюмер – это слишком экзотично.

У вас есть любимая нота?

Ваниль. Наш бренд использует ваниль лучшего качества прямиком из Мадагаскара.

Представим, что у вас появилась возможность создать парфюм для исторической личности или мировой знаменитости. Кто бы это мог быть?

Без сомнений, это был бы первый президент ОАЭ Зайд ибн Султан Аль Нахайян, ушедший из жизни 15 лет назад. Он поднял наше государство и стал любимцем народа. В каждой стране есть личность, которая изменила судьбы миллионов, для нас это шейх Зайд. Для Widian было бы честью создать парфюм для него. Даже если бы он решил заплатить, я бы не принял бы денег. А если говорить о мировых знаменитостях, я был не против создать аромат для Уилла Смита. Я думаю он очень искренний, добрый и семейный человек. Он не похож на остальных звезд, мне это нравится.


Интервью: Сымбат Алибек