Мы попросили «черного, черного человека» Данияра Алшинова примерить образы плохих парней – от бандита 90-х до наркобарона и героя из его нового фильма «Оңбағандар». А в интервью кинокритику Динаре Серикпаевой он рассказал, каково это – за раз собрать все награды кинофестиваля, откуда берется злость для роли и считает ли он себя феминистом.

Фото: МАКСИМ КАСИМОВ MAXIM KASSIMOV

Стиль: АЙЗАТ САРСЕМБАЕВ AIZAT SARSEMBAYEV

Директор моды: ЛАРИСА АЗАНОВА LARISSA AZANOVA

Интервью: ДИНАРА СЕРИКПАЕВА DINARA SERIKPAYEVA

Я знаю, что ты недавно вернулся со съемок в Москве. Расскажи о проекте, в котором ты там снимался.

С Москвой все вышло спонтанно. Я снимался в новом фильме Адильхана Ержанова в Алматы, и тут неожиданно пришел запрос сняться в большом российском проекте режиссера Алексея Сидорова «Чемпион мира». В главных ролях там играют Константин Хабенский, Виктор Сухоруков, Владимир Вдовиченков, Виктор Добронравов и иностранные артисты. Действие фильма происходит в 1978 году на Филиппинах во время чемпионата мира по шахматам между Анатолием Карповым и Виктором Корчным. Это был самый драматичный и легендарный поединок в истории шахмат. Антураж и стиль того времени переданы отлично! Я сыграл сотрудника филиппинских спецслужб. В связи с карантином и локдауном сложно было попасть в Россию. И вот, 26 сентября был единственный день, когда я мог попасть туда и сняться в этой картине. Именно в этот день открылся рейс в Москву. Он был словно специально для меня, и я понял, что надо лететь.

Кроме съемок ты в России еще посетил кинофестиваль «Киношок». И там была довольно комичная ситуация, когда ты собрал чуть ли не все награды. Мне это напомнило, когда в 2017 году Хоакин Феникс вышел получать «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах за фильм «Тебя никогда здесь не было» в кедах. Ему было неловко, как и тебе, что он стоял на сцене в кедах и говорил речь. Расскажи про свои эмоции в тот момент.

Мои эмоции менялись от выхода к выходу. Первый раз, когда меня пригласили на сцену получить приз прессы кинофестиваля за фильм «Жаным, ты не поверишь», я подумал, вот здорово, но жаль, что я не в костюме, как полагается обычно в таких случаях. Но я решил, ладно, сейчас быстренько всех поблагодарю и сяду на место. Спустя несколько минут озвучивают следующую номинацию и опять вызывают меня. И тут мне уже становится неловко. Это даже было больше не из-за отсутствия костюма, а в целом, что я снова на сцене. А когда меня вызвали третий раз, я уже подумал, ну все, надо бы остановиться. Мне казалось, что и зрители в зале начали недоумевать. Я пустился в объяснения, что награды собираю за два фильма. На четвертый раз я был красный, а на пятый – начал потеть. И когда объявляли Гран-при, я уже не спускался в зал, остался на сцене. В те моменты я больше думал о том, чтобы моя речь не была скучной, чтобы зрителям было интересно наблюдать за церемонией. Мне пришлось сделать своеобразный перформанс из этой ситуации. Мозг соображал очень быстро. Но потом я слышал отзывы, что все прошло здорово, и никто не выражал недовольство, что наши фильмы забрали столько наград. Но, честно признаюсь, для меня это был стресс. Я осознал, что мы сделали что-то большое и стоящее только тогда, когда с этими наградами ехал в гостиницу.

Данияр Алшинов

ПАЛЬТО, РУБАШКА, ВСЕ PRADA.

В твоей фильмографии уже около 15 картин. Снимаешься ты не так давно, но твоя карьера стремительно набирает обороты. Какой бы ценный совет ты себе дал в начале актерской карьеры?

Наверное, я бы сказал, всегда будь добр к людям. Путь актера состоит из множества моментов, где нужны удача и поворот в верном направлении. Если ты остаешься со всеми одинаково добрым человеком, нужное всегда будет с тобой. На жизненном пути ты везде встречаешь людей. И в тебе люди видят тоже, в первую очередь, человека, не актера. И малейшая фальшь всегда чувствуется. Я часто попадал в ситуации, когда не знал, как себя вести. И зачастую по неопытности ведешь себя не так, как надо было. Подстраиваешься под ситуацию, что-то придумываешь. Но самое лучшее поведение – это быть собой. Это банальная вещь, но лучше этого ничего нет. А быть собой, особенно в современном мире, задача сложная. В конечном итоге искренность и доброта всегда работают.

Обычно популярные мировые актеры говорят, что самое сложное – это подготовка к роли. Когда ты уже снимаешься, играешь своего персонажа, это занимает мало времени, процентов 10% от всего кинопроцесса. То есть сама игра в кадре – это мизерная часть работы. А вот подготовиться к роли, вжиться в персонаж – вот это поистине длительный и большой труд. Костюмы, грим и так далее. А ты как думаешь? У тебя это тоже так?

Я для себя разделил этот процесс на три стадии. Это подготовка, сами съемки и расставание с героем, которого играешь. Я не могу выделить, какая из них сложнее. Они все сложные по-своему. Безусловно, подготовка к роли – это большой, объемный труд. Мои последние четыре роли были в картинах Адильхана Ержанова. Все они были главные и друг от друга отличались. Это довольно энергозатратно и сложно. Во время мозгового штурма с командой вы наполняете героя различными качествами и решаете, что важнее всего нужно отобразить в нем. Чем лучше ты подготовился к роли, тем меньше у тебя будет сюрпризов на съемках. Но какой-то процент неожиданности остается всегда. Когда история начинает оживать в кадре, бывает, ты можешь и немного отклониться от задуманного. Обычно после первого съемочного дня все видно более детально. Есть ситуации, когда что-то из сценария может не работать. От этого надо сразу отказываться и уметь перестроиться. Споры и упрямство бывают лишними. Второе может оказаться лучше первого. Но при этом сохранять целостность персонажа. И завершающий этап – это прощание с персонажем. Для меня это психологически сложная задача. И когда я вижу сыгранного мной персонажа через полгода, понимаю, что это не я. Но тем не менее он мне близок как близкий друг. Мы прожили вместе бок о бок, у меня к нему искренняя любовь, я чувствую теплоту. И все время хочется спросить: «Как ты, дружище?». Кому-то может показаться, что это какое-то самолюбование. Но для меня мои персонажи реальные личности. Они мне не безразличны.

Запачкать руки: интервью с Данияром Алшиновым

ДУБЛЕНКА, TOMBOLINI, (ELETTO); СВИТЕР, БРЮКИ, РЕМЕНЬ, ВСЕ ERMENEGILDO ZEGNA; МАЙКА, UNIQLO; ЦЕПЬ, AS 29 (ЧЕРНЕНОЕ ЗОЛОТО); КОЛЬЦА, СОБСТВЕННОСТЬ СТИЛИСТА.

Я как-то смотрела одно интервью Майкла Кейна, и мне понравилась там одна его мысль. Он сказал, что ошибка молодых актеров в том, что они каждый раз хотят сниматься в шедевре. Но нужно сниматься везде, получать актерский опыт, оттачивать свое мастерство. А ты снимался в разных фильмах…

Я осознаю, что не каждый фильм, в котором я буду сниматься, непременно будет шедевром. Но я хочу всегда выполнять свою работу на высоком уровне. Я согласен, что нужно часто сниматься, оттачивать мастерство. Ведь ни один режиссер не стал великим, мало снимая или ожидая лучшего проекта. Все делают ошибки, проводят над ними работу, идут дальше. Это делает нас сильнее. Есть плохие проекты, а есть – очень плохие проекты. Наверное, в заведомо провальных проектах сниматься все же не стоит. Сейчас очень много различного контента, и, если в какой-то момент ты попадешь в плохой проект, это не будет трагедией. А в остальных случаях всегда есть возможность отказаться. В конце концов, разборчивость поможет избежать откровенного провала. В начале карьеры я снимался в разных проектах, коммерчески успешных и менее успешных картинах, но откровенно плохих, за что мне было бы стыдно, не было. Потому что каждая актерская работа двигала меня вперед, выше. На тот момент, когда я снимался в том или ином проекте, я соответствовал уровню своей актерской игры. Я получал то, чему соответствовал.

Актерство – очень интимное дело. Ты всегда должен уметь стать другим человеком. В жизни тебе часто приходится быть другим человеком? Не тем, кто ты есть на самом деле?

Знаешь, чем больше я играю в кино, тем меньше в жизни стараюсь быть другим человеком. Чтобы не потерять себя среди множества персонажей, лучше оставаться собой. Когда ты долгое время живешь со своим героем, тебе хочется, чтобы у тебя было личное время, где ты – это ты. Конечно, жизнь устроена так, что всегда приходится играть. Даже сейчас, когда даю это интервью, я стараюсь подбирать слова. От этой игры никуда не деться. Но всегда важно осознавать и ценить те моменты, когда ты настоящий. Мне нравится одна притча про монаха с потными ладонями. Расскажу ее и тебе. Один монах, учитель дзен, был приглашен на похороны важной персоны, чтобы исполнить там определенные обязанности. Пока он ожидал прибытия государственных чиновников и прочих господ, он заметил, что ладони у него стали влажными. После он созвал своих учеников и сказал им: «Я оставляю вас. Потому что я еще недостаточно соответствую тому, чему вас учу. Я еще не готов быть настоящим учителем». Он объяснил, что еще не обладает способностью одинаково держаться перед любым человеком, будь то нищий или король. Потому что настоящий дзен-мастер должен одинаково воспринимать всех людей. И вот, как только я начинаю замечать подобное состояние, что у меня при общении с кем-то «потеют ладони», значит, я не есть я в этот момент. Значит, я начинаю притворяться. Мне не нравится это состояние.

Данияр Алшинов

ДУБЛЕНКА, TOMBOLINI, (ELETTO); СВИТЕР, РЕМЕНЬ, ВСЕ ERMENEGILDO ZEGNA; МАЙКА, UNIQLO; КОЛЬЦА, СОБСТВЕННОСТЬ СТИЛИСТА.

Поговорим о театре. В Москве ты побывал на нескольких постановках. Тебя они впечатлили. А ты хотел бы поработать в театре? Ведь там прилив и отлив энергии зрителей совершенно другой.

Да, конечно, мне очень интересен театр. Мне всегда нравилась живая аудитория. Когда я играл в КВН, там тоже было взаимодействие с залом. Реакция зрителей, смех всегда был своего рода «наркотиком» для меня. Когда весь зал заливается смехом, тебя это наполняет энергией. И я понимаю актеров, которые жертвуют кино ради театра. Такого «допинга» больше нигде не получить. Да и многие актеры больше самовыражаются именно в театре. И зачастую материал в театре гораздо интереснее, чем в кино. Театральные подмостки – это другой мир. В Москве я был на нескольких спектаклях. Среди них были и те, которые меня изменили. Ты выходишь из зала уже другим человеком. Например, если посмотреть какое-нибудь великое кино и потом театральную постановку, то театр все-таки окажет на тебя более глубокое воздействие. Живые актеры, энергетика каждого героя сделают свое дело. Спектакль «Бег» Юрия Бутусова, где одну из главных ролей играет Виктор Добронравов, произвел на меня огромное впечатление. Я плакал навзрыд. Получил мощнейший катарсис! Это было не похоже ни на что. Я увидел, каким может быть невероятным Добронравов, если его не ограничивать и создавать возможности. После этого спектакля я стал его поклонником. Мы с ним подружились еще на съемках «Чемпиона мира». Я хотел бы когда-нибудь стать частью этой культуры.

Ты пишешь стихи и увлекаешься прозой. Какой-то частью своих творений ты делишься на своей странице в Instagram. Стихи, тексты – это своего рода дневники, где мы фиксируем свое душевное состояние на тот момент. Можно ли считать это психотерапией?

Думаю, да, это психотерапия. Мне нравится ощущение, когда ты что-то написал – и ты словно выдохнул. Кроме того, когда все строки сложились, каждое слово на своем месте, это тоже весьма приятное ощущение. Получаешь от этого эстетическое удовольствие. Я начал писать стихи в 15 лет. Прибегал к маме, папе, сестренке и говорил им: «Послушайте мои стихи». Наверное, со стороны это выглядело трогательно. Сейчас я выкладываю свои стихи на суд многотысячной аудитории. И люди мне пишут: «Братан, классная куртка! Где купил?». Сейчас я стал проще относиться к оценке своего творчества другими людьми. Всегда интересно перечитывать спустя годы то, что написал. Вспоминать то свое эмоциональное состояние и понимать, что сейчас тебе лучше. Сейчас тебе хорошо.

«И в жизни я тоже сомневающийся человек. Просто в какой-то момент Вселенная принимала решения за меня, а я поддавался».

Запачкать руки: интервью с Данияром Алшиновым

ДУБЛЕНКА, TOMBOLINI, (ELETTO); СВИТЕР, БРЮКИ, РЕМЕНЬ, ВСЕ ERMENEGILDO ZEGNA; МАЙКА, UNIQLO; ЦЕПЬ, AS 29 (ЧЕРНЕНОЕ ЗОЛОТО); КОЛЬЦА, СОБСТВЕННОСТЬ СТИЛИСТА.

Какая реакция зрителя для тебя важнее всего?

Искренние слезы и смех, наверное. Эти эмоции сложно подделать. Иногда бывает, что режиссер в определенную сцену закладывает юмор, иронию, сатиру, и тебе было смешно, когда ты играл, и конечно же, ты ожидаешь от зрителя такой же реакции. А ее вдруг нет. Значит, не сработало. Хорошо, когда вы на одной волне со зрителем. Мне нравится, когда в зале во время просмотра твоего фильма никто не ест попкорн и не пьет, с замиранием сердца наблюдая за происходящим на экране. В такие моменты я невероятно счастлив. Бывает, хожу в кинотеатры на свои фильмы и наблюдаю за реакцией зрителей.

Покупаешь билет на последний ряд и наблюдаешь за каждым человеком?

Нет, я покупаю билет на первый ряд и потом оборачиваюсь. Так мне видно каждого. Шучу. Вообще, у меня есть желание ходить в кино и смотреть на людей. Но каждый раз я чувствую ужасную неловкость и стеснение. Я покупаю билет и просто смотрю свой фильм. Но всегда слушаю реакцию зала. Смех, удивление, разговоры… Это тоже интересно.

Сомнение важнее уверенности. Ты уверенный человек или сомневающийся? И если часть тебя в чем-то уверена, а другая – сомневается, то какую сторону ты примешь? В какую сторону будешь двигаться – уверенности или сомнения?

Я, однозначно, не уверенный человек. Хотя с каждым годом уверенности становится больше. В последнее время уверенности во мне прибавилось. Когда я получаю одобрение от авторитетных зарубежных и отечественных коллег, то убеждаюсь, что двигаюсь в правильном направлении. Но все равно сомнения никуда не деваются. У меня долгое время был синдром самозванца. И меня пугает, что в последнее время он начинает исчезать. Я почувствовал какую-то уверенность и осознание, что занимаюсь тем, чем должен заниматься. Признаюсь, иногда это пугает. Я начинаю думать, а не начало ли это актерского тщеславия, когда ты становишься образом самого себя? Поэтому я направляю много усилий, чтобы оставаться самим собой и адекватно воспринимать свое творчество. Это важно. Когда тебе со всех сторон говорят, что в том или ином фильме ты классно сыграл, ты уже начинаешь думать, что, что бы ты ни сделал, это будет классным. Но это не так. Всегда есть к чему расти. Как только ты перестанешь стараться, думая, что ты априори хорош, сразу же начинаются ошибки. Постоянный творческий голод очень важен. Хочется сделать для искусства то, что будет жить вечно. И в жизни я тоже сомневающийся человек. Просто в какой-то момент Вселенная принимала решения за меня, а я поддавался.

Запачкать руки: интервью с Данияром Алшиновым

РУБАШКА, CHRYSTIE NYC (WALLRIDE STORE).

Какие книги ты читал в детстве? Что формировало твой вкус? Ты из семьи учителей, это не могло не повлиять на тебя.

В детстве я много читал. Моя мама была учителем литературы и из любых поездок всегда привозила мне книги. Читать по чуть-чуть я уже начал где-то в 4 года. В основном моя детская библиотека состояла из приключенческих книг: Майн Рид, Фенимор Купер, Жюль Верн, Джон Толкин, Эдгар Берроуз… Я все эти книги очень четко представлял. Кстати, они все довольно кинематографичные. А вот классические произведения из школьной программы давались мне сложно, как и многим школьникам, наверное. Моя первая детская мечта была – стать писателем. Я помню, когда меня оставили на один день с дядей, утром я взял лист бумаги и сел писать. Тогда дядя спросил у меня: «А что ты пишешь?». Я сказал ему, что хочу стать писателем и начал писать роман. А он мне: «А ну-ка, прочитай, что у тебя там получается». Я читаю: «Ленинград – это прекрасный город». Дядя меня похвалил, сказав, что это хорошее начало. В итоге дальше этого предложения ничего у меня не пошло. В этом был весь я.

Писатель и актер… Они близки на самом деле.

Да-да. А потом я хотел стать актером. Четко помню, что это желание у меня появилось после просмотра фильма «Гладиатор» Ридли Скотта. Это был первый фильм, который я посмотрел в кинотеатре. Меня так поразил Рассел Кроу, что я много лет был Максимусом. Дома я делал деревянный меч, кирасу из картона, разрисовывал ее… Мне кажется, в этом и заключается вся суть актерства. Это игра! Тот самый кайф, когда ты изображаешь из себя гладиатора, будучи 14-летним ребенком. Это даже главнее того, когда ты много думаешь, как это сделать, где правильно, а где – нет. Рассматриваешь различные методики. Важно не забывать вот этот элемент игры. Актерская игра – это играть, как играют дети. Я стараюсь об этом не забывать. Когда я нахожусь в кадре, чувствую себя тем ребенком, который смешил родителей, сестренку, изображал кого-то. Примерно такая же обстановка царит и на съемочной площадке.

Запачкать руки: интервью с Данияром Алшиновым

ПИДЖАК, БРЮКИ, ВСЕ GUCCI; МАЙКА, UNIQLO; СОЛНЦЕЗАЩИТНЫЕ ОЧКИ MARC JACOBS; ЦЕПЬ, AS 29 (ЖЕЛТОЕ ЗОЛОТО); КОЛЬЦА, СОБСТВЕННОСТЬ СТИЛИСТА.

Режиссеру важно понять, на что способен актер, чтобы герой ожил. Вот твой герой Атбай из «Боя Атбая» ожил в твоем воплощении. Я считаю эту роль твоей лучшей работой. Расскажи, как ты к ней готовился (морально)? Что тебе показалось самым важным отобразить в этом персонаже? Какой был твой самый ценный вклад в него?

Зная, как работает драматургия в кино, ты лучше прорабатываешь своего персонажа. Мне повезло, я нашел своего режиссера. Такие чувства, как злость, обида, ярость, есть в каждом человеке. Когда тебя никто не понимает и даже не пытается понять, тебя окутывает изводящая, сжигающая боль. И ты назло всем ведешь себя еще хуже. Тебя обвиняют в том, чего ты не совершал. И твой ответ всему этому – быть еще хуже. Мне эти чувства знакомы. В подростковом возрасте я с этим сталкивался. Я старался уделить этому особое внимание. И вытащить это из себя. Кроме того, для меня этот фильм оказался личным. В первый съемочный день я потерял дядю. Мы с ним были очень близки. Пришлось остановить съемки на неделю. Я улетел домой в Астану. К съемкам я вернулся уже другим человеком. Когда все произошло, я хотел отказаться от этой роли. Мне было тяжело, я хотел быть с семьей в те дни. Тогда семья меня очень поддержала и отправила завершить начатое. Благодаря им Атбай ожил на экране. Я приехал в Алматы и завершил съемки. Эту роль я посвятил своему дяде.

Твой персонаж Селкеу из «Оңбағандар»… Мы как раз снимали тебя сегодня в его образе. Ты говорил, что это самый сложный герой, которого ты играл. Он хитрый, продажный, плутоватый, вальяжный, но при этом глубокий, совестливый, страдающий и добрый. Столько качеств в одном человеке. Расскажи об этом проекте.

Я думал, что Селкеу мой самый сложный персонаж, до того, как сыграл в новой картине Адильхана «Обучение Адемоки». Он оказался еще сложнее. «Оңбағандар» – это трагикомедия с элементами вестерна о жизни опера и его друга. Сложность Селкеу в том, что он абсолютно непредсказуемый, непонятный и противоречивый. Мотивация его поступков совершенно нелогична, зрителей он даже может раздражать. Он делает много плохих поступков. У него тонкая грань между беспринципностью и его принципами. Если Атбая было сложно понять, то Селкеу вообще взорвет всем мозг. Что происходит в его голове, не знаю даже я. Было сложно балансировать между этими гранями его личности. Думаю, это будет самый малобюджетный фильм на моей памяти. Адильхан готов был снимать его хоть на смартфон. У проекта не было бюджета. Потом я поговорил с одним своим другом. Он как раз хотел вложиться в нечто подобное. А еще звезды сошлись так, что после фильма «Черный, черный человек», он стал поклонником Адильхана. Поэтому профинансировать этот проект ему было только в радость. Вообще, для малобюджетного проекта у этого фильма, как ни странно, все хорошо складывалось. Надеюсь, зрителям понравится. Кино – это всегда радость. Как будто вы собрались с друзьями и отлично провели время. Каждая смена для меня как активный отдых. «Оңбағандар» мы снимали практически под открытым небом. Каждая смена была, словно мы поехали с друзьями в поход на целый день. Ты рад каждому человеку на площадке. Это не как работа, это чистый кайф. Вы весь день копаете, ищите клад, в итоге его находите и счастливые едете домой.
Какая книга, которую ты прочитал за последнее время, произвела на тебя впечатление? Современную литературу я практически не читаю. Недавно прочитал «Макбета» Шекспира, «Дон Кихота» Сервантеса и «Моби Дика» Мелвилла. Я читал эти книги, когда готовился к роли. Они меня очень наполнили. Кстати, Макбет мне показался интереснее, чем Гамлет. До этого ты спрашивала меня о работе в театре. Вот, я бы хотел сыграть Макбета когда-нибудь.

Данияр Алшинов

ПАЛЬТО, РУБАШКА, БРЮКИ, ВСЕ PRADA.

Кому бы ты хотел пожать руку за актерскую работу? Из казахстанских коллег.

Мне после каждого фильма, где играет Нурбек Мукушев, хочется подойти к нему и пожать руку. Он исключительный талант в нашем кинематографе. Мы вместе сыграли уже в нескольких фильмах, и каждый раз играть с ним в одном кадре сплошное удовольствие. Еще мне очень нравится Дулыга Акмолда. Тоже потрясающий актер. Также меня впечатляет то, что делает Аягуль Ержанова. Мне кажется, она лучшая казахстанская актриса на данный момент. Будучи кастинг-директором, она недавно сама стала играть в кино, у нее было несколько ярких эпизодических выходов. Скоро зрители увидят ее в большой роли. Когда она в кадре, ты не можешь больше никуда смотреть. Она забирает все твое внимание. Она четко попадает в режиссерскую задачу. Я с ней играл в фильме «Бой Атбая», а потом она появилась в «Желтой кошке», и это было просто ВАУ! Это же актерская игра мирового уровня. Харизма, энергетика. В каком бы фильме она ни появилась, любую сцену сделает только лучше. Верю, что впереди ее ждут большие роли. И ее дочь, Адемока, зрители могли ее видеть в «Черном, черном человеке» и других фильмах Адильхана. В новом проекте, где у нее главная роль, она меня удивила. Ее трансформация в большую актрису поражает. Это две лучшие актрисы Казахстана сейчас.

Поговорим о женщинах. О феминизме. Ты феминист? Что ты думаешь о ситуации, о положении женщин в нашей стране? О постоянных фактах домашнего насилия, проявлениях токсичной маскулинности, которая сейчас неактуальна?

Рано или поздно эта ситуация кардинально изменится.
Она уже меняется, если мы это с тобой сейчас обсуждаем. В этом плане мы не сильно отличаемся от всего мира. Права женщин бурно обсуждаются во всем мире. Наверное, я феминист, да. Но я против радикализации этого понятия, потому что из-за этого у некоторых людей феминизм ассоциируется с чем-то негативным. Но в то же время нельзя винить женщин в том, что кто-то из них радикализирует феминизм. Это закономерная реакция. Много лет женщин никто ни о чем не спрашивал, и вот пришло время высказаться. Надо отпустить эту ситуацию, со временем все перекосы выровняются. Можно быть за феминизм, можно быть против, можно быть радикальным в этом вопросе, а можно быть безразличным – это совершенно не важно. Этот процесс начался, и рано или поздно все стабилизируется. Сейчас идет компенсация того, что было столетиями, тысячелетиями, когда женщин угнетали. Я уверен, что весь мир придет к балансу. Честно сказать, я с радостью наблюдаю за этим процессом. Я поддерживаю феминизм, но со стыдом признаю, что зачастую нам, мужчинам, бывает сложно ломать свои привычки даже на бытовом уровне, не говоря уже о глобальных вещах. Феминистическое движение – это эволюция человеческого сознания. Мы сейчас живем в лучшее время из всех времен, которые были. Самое прогрессивное время, человечество никогда так не жило, как сейчас. Есть, конечно, глобальные проблемы, но с ними, думаю, мы справимся. Меня огорчают все эти публикации о домашнем насилии. Я сейчас подписался на акцию «16 дней против домашнего насилия» посольства США. Я дал согласие, не раздумывая. Если есть какая-то возможность огласить эту проблему, то я только рад принять в этом участие. В нашей стране удручающая статистика. И я очень злюсь из-за этого на наших мужчин. Неужели мы такие? Так жить нельзя.

Данияр Алшинов

ПАЛЬТО, РУБАШКА, ВСЕ PRADA.

А как ты относишься к традициям, от которых давно пора отказаться? Например, кража невест. На Юге Казахстана этот ритуал до сих пор пользуется спросом.

К традициям я отношусь хорошо, но ровно до тех пор, пока они не начинают напрямую нарушать свободу и права другого человека или очевидно затормаживать развитие гражданского общества. Насильственное замужество – это, однозначно, не шаг вперед и, безусловно, нарушение прав человека.

Последний вопрос. Если бы на необитаемый остров можно было взять только один фильм, какой бы ты взял? И почему?

Какой-нибудь турецкий сериал, потому что, смотря его, я бы ощущал, что уехал не на необитаемый остров, а просто в аул к апашке.

Запачкать руки: интервью с Данияром Алшиновым

ПАЛЬТО, РУБАШКА, ВСЕ PRADA.

Блиц-опрос

Как ты относишься к моде?

Честно говоря, у меня не очень хорошие отношения с ней. Я за ней особо не слежу. Мне нравится выдержанный стиль. Я не люблю большие логотипы на одежде, когда все видят, во что ты одет. Лучше оставить меньше пространства для ошибок в стиле, чем переусердствовать. Я не комбинирую разные цвета в одном образе. Поскольку я учился в США и сформировался там, мне больше симпатичен американский стиль. С каждым годом я ношу все более удобную одежду и меньше внимания обращаю на то, насколько это круто и стильно может смотреться со стороны. Но и в таком образе тоже можно выглядеть стильно. Мне нравятся стильные люди. Мне нравится смотреть на стильно одетых людей. Я знаю, что это отнимает очень много времени. Составить образ по тренду, моде. Мне нравится хорошо выглядеть. Но мне не нравится, когда заметно, что человек очень сильно постарался в составлении своего лука. Хочется в стиле непринужденности и легкости, как будто все вышло случайно.

Твой любимый бренд?

В последнее время я подсел на австралийскую серферскую одежду – Rip Curl. Она очень удобная и мягкая. Из casual-брендов мне нравится Uniqlo. У них все довольно выдержанно и практично. Из лакшери-брендов мне симпатичны Ermenegildo Zegna. Также мне нравится Prada. Их минималистичные вещи. Например, то, что я надевал на вашей фотосессии, хорошая коллекция. Выглядит стильно. И, наверное, еще могу отметить Louis Vuitton. Их более классические вещи.

Данияр Алшинов

ПАЛЬТО, РУБАШКА, БРЮКИ, БОТИНКИ, ВСЕ PRADA.

Любимый парфюм?

С тех пор, как начал играть в кино, не пользуюсь парфюмом. Вот уже пять лет у меня нет любимого запаха. И татуировок у меня тоже нет. И часы я не ношу.

Как относишься к мужскому грумингу?

Я хорошо к этому отношусь. Если за кожей не ухаживать, она состарится раньше времени. Я все же еще хочу поиграть молодых парней. Престарелых сыграть еще успею. У меня есть набор средств по уходу за кожей. В поездках они всегда со мной. По возможности, раз в полгода стараюсь ходить к косметологу.


КРЕАТИВНЫЙ ДИРЕКШН: АЙЗАТ САРСЕМБАЕВ, НАРГИЗ МАГАЕВА; СЕТ-ДИЗАЙН: FAENOMEN STUDIO; ВИЗАЖ: БАЛНУР ДАРБАЕВА; ПРИЧЕСКИ: СЭМ САРИЕВА.