Жайдарбек Кунгужинов – известный казахстанский каскадер, Заслуженный деятель РК и кавалер ордена «Курмет». Именно он и его команда Nomad Stunts приняли участие в съемках фильма «Мулан». Кстати, на днях мир наконец-то увидел его первый трейлер . Киноадаптация легендарного мультфильма студии Disney выйдет на большие экраны в марте 2020 года. Однако пока этот момент не наступил, предлагаем узнать подробнее о  съемочном процессе новой диснеевской ленты из первых уст. Жайдарбек Кунгужинов раскрыл нам все интересные подробности.

– Расскажите, пожалуйста, как вы попали в фильм «Мулан»?

– В принципе, благодаря тому, что наша группа существует достаточно давно, и мы сотрудничали с большими студиями, в мире нас уже знают. И когда запускается новый голливудский фильм, на который требуются азиатские конники, фехтовальщики, каскадеры, то всегда обращаются к нам. С одним из продюсеров и режиссеров фильма «Мулан» мы работали на съемках сериала Marco Polo для Netflix. И он пригласил нас на проект для Disney. Наши каскадеры не проходили кастинг, их взяли сразу. Кроме того мы были знакомы с хорс-мастером из Новой Зеландии – Уйэном Маккормаком, который тоже был заинтересован в сотрудничестве с нами.

Nomad Stunts

– Как долго и где длились съемки? 

– Подготовительный процесс и съемки заняли около шести месяцев, но так как я работал в это время на фильме «Томирис» в качестве экшн-директора, то присоединился к своей команде в Новой Зеландии немного позже.

– Расскажите, как вы получили свою роль и кого именно вы играете в фильме? 

– Роль я получил совершенно неожиданно.  Я ненадолго появляюсь всего в трех сценах – на военном совете, в сцене нападения и в большой драке с актером Донни Йеном. Вообще на мою роль предводителя отряда «волков» и военачальника Бори Кхана (его исполняет еще один известный актер Джейсон Скотт Ли – прим.), был утвержден актер из Канады. Но в последний момент продюсер решил, что я могу сам сыграть эту роль и исполнить все трюки. Думаю, все дело том, что я умею это делать (смеется).

– Что стало для вас самым запоминающимся из всего съемочного процесса? 

– Самым замечательным было то, что в какой-то момент съемок хорс-мастер просто доверил мне площадку, на которой снимались все трюки, которые делали в основном наши ребята из Nomad Stunts, а также каскадеры из Болгарии и Австралии. То, что на проекте Disney мне доверили такую ответственную работу на втором юните, (второй юнит занимается съемкой экшн-сцен – прим.) было очень круто! В течение нескольких дней я и режиссер второго юнита снимали все вместе, советовались. По правилам, я вообще не должен был подходить к режиссеру, так как работал хорс-тренером, а за границей на съемочных площадках очень четкое распределение обязанностей и своя иерархия. Конечно, я был рад, потому что понимал, что могу хорошо сделать эту работу. Режиссер все время звал меня к плейбеку, чтобы я посмотрел, поправил какие-то вещи. Нашу группу всегда держали обособленно от всех, выделяли качество нашей работы и всегда подчеркивали, что мы – Nomad Stunts. Наши парни делали все сложные трюки, стойки, проскоки – думаю, зрители оценят их в фильме.

– На своей странице в Instagram вы написали, что мечтали поработать с Disney. Откуда у вас взялась такая мечта? Учитывая, что Disney, в первую очередь, ассоциируется у всех с мультфильмами, а не с каскадерскими трюками?

– Вообще, мечта поработать с Disney была давно. Мы уже сотрудничали с большими компаниями – Universal, Millenium Films, Metro Goldwyn Mayer, NewMarket Films, Netflix, HBO, с компаниями из Турции, из Болливуда, но с Disney никак не удавалось. Несколько лет назад мы вели переговоры насчет съемок в экранизации «Золушки», но в сценарий были внесены изменения и в итоге не получилось. Поэтому я очень рад, что мы стали частью проекта «Мулан». У нас сложились прекрасные отношения со всей съемочной командой. Я очень рад был встрече с Джейсоном Скоттом Ли, которого дублировал на съемках фильма «Кочевник» в 2005-м году. Кстати, с ним произошла одна интересная история. Мой сын Темирхан, который еще ребенком снимался в фильме «Кочевник», поехал на подготовительный период в Новую Зеландию раньше меня. Он занимался лошадьми, и в один из дней мимо проходил Джейсон Скотт Ли, долго смотрел на него, потом спросил: «Ты случайно не из Казахстана? Твой отец не Жайдарбек Кунгужинов? А где он?». Темирхан ответил, что я скоро приеду. И когда мы встретились, он пригласил меня к себе, мы вместе поужинали. Он вспоминал Казахстан, нашу национальную кухню, говорил, что когда-то я был его дублером, а сейчас мы уже играем вместе. В общем, очень душевная была встреча.

Джейсон Скотт Ли и Жайдарбек Кунгужинов

– А удалось ли поближе пообщаться с Джетом Ли и другими актерами? Какие у вас о них впечатления?

– К сожалению,  с Джетом Ли мы работали на разных площадках, так как большинство съемок с его участием проходило в городе и в павильонах, а мы снимали трюки за городом. поэтому пообщаться с ним не удалось. А вообще, хотелось бы сказать, что я очень горд тем, что за рубежом многие знают про группу каскадеров Nomad Stunts. Актеры из Канады и Америки, с которыми мы работали на фильме «Мулан», подходили, знакомились, говорили, что много слышали о нас. Кстати, я заметил, что за границей очень многим нравится наш логотип. Режиссер фильма даже попросил нашу кепку и потом на съемках ходил в ней, актер Джейсон Скотт Ли носил наши футболку и кепку все время. Для меня это показатель того, что качество работы Nomad Stunts и наш профессионализм ценят. Это очень важно.


Автор. Эльмира Колмакова.