Как уберечь ребенка от сексуального насилия? В последнее время в Казахстане участились такие случаи. И опасность может подстерегать почти везде. Но очень важно в этом вопросе адекватно воспринимать реальность и применять на практике определенный свод правил и рекомендаций, чтобы уберечь ребенка от сексуального насилия. Harper’s BAZAAR Kazakhstan решил поговорить с психологом-гуманистом и основательницей Академии Эмоционального Интеллекта Риттой Тохтаевой. Она поделилась своим экспертным мнением на тему педофилии и ответила на главный вопрос: «Как уберечь ребенка от сексуального насилия?».

Педофилия в Казахстане: что не так с нашим обществом и как уберечь ребенка от сексуального насилия?
Ритта Тохтаева — психолог-гуманист, основательница Академии Эмоционального Интеллекта

По вашему экспертному мнению, почему люди становятся педофилами? 
Этих причин существует множество, но это, как правило, совокупность факторов, с которой психика не справляется в момент травматичных событий. Вследствие чего запускается  механизм развития патологического влечения: от просто навязчивых фантазий до их реализации.
Да, некоторые педофилы сами пережили сексуальное насилие в детстве – так же, как и не педофилы. То есть это не обязательное условие. Все зависит от того, как ребенок пережил это, получил поддержку или же, наоборот, гонение и отвержение.
Достоверно установлено, что эта патология может проявляться  в любом возрасте и это напрямую связано с изменениями обстоятельств во внешней среде, к которым психика человека не может адаптироваться.
Чаще всего человек с таким расстройством может в какой-то период испытывать влечение к детям, потом, наоборот, к пожилым, к групповому сексу, возможны варианты, связанные с животными и трупами или может быть все одновременно.
К сожалению, природа сексуального поведения до сих пор остается «темной стороной» для исследований. Мы одновременно много знаем о сексе и почти ничего о механизмах психики в этом вопросе. Предположений много. Так большинство психиатров не без оснований считают этот недуг неизлечимым. Никто не может точно сказать природу многих сексуальных фантазий, к счастью, большинство из нас не пытаются их реализовывать в силу существующих в их социуме норм морали и поведения.
В попытках объяснить это явление, специалисты указывают на наследственный фактор. При этом необязательно, чтобы предшествовавший родственник был педофилом. Могут быть лишь некоторые черты измененного полового поведения. Возможно, ребенок видел сексуальные сцены взрослых, а на бессознательном уровне это вызывает интерес. 
При постановке диагноза также учитывается важный фактор – беременность и послеродовой период: инфекции, гормональные сбои, родовые травмы.
И, разумеется, основной показатель — это совокупность факторов внешней среды:

  • условия, в которых развивается человек;
  • оказывалось ли в отношении него насилие и так далее;
  • что было нормой в сексуальных проявлениях (к примеру, стесненные жилищные условия или ребенок спал в одной постели с родителями и был невольным свидетелем половой жизни взрослых);
  • информационное поле ребенка, ведь чаще всего о сексе мы узнаем на улице, из интернета, и как правило, это информация всегда с «перекосом в сторону извращений».

Существует утверждение, что человек после рождения не испытывает определенного сексуального влечения. Оно появляется из-за той или иной событийной и эмоциональной среды, под влиянием которой формируется и меняется его сексуальное поведение. 

Еще один важный момент состоит в том, что 23% случаев сексуального насилия над детьми совершают сами дети, в основном подростки, преимущественно — мальчики. Педофилия у подростка подозревается, если разница в возрасте между подростком-насильником и ребенком-жертвой составляет более пяти лет. Делая вывод, можно с уверенностью утверждать, что педофилами не рождаются. 

как уберечь ребенка от сексуального насилия
Как уберечь ребенка от сексуального насилия?

Как можно распознать педофила? 
Педофилы делятся на pro-contact и non-contact: на тех, кто контактирует с детьми, и тех, кто не контактирует. Педосексуалы из группы *non-contact* предпочитают смотреть порноматериалы с участием детей, возбуждаются от такого рода фантазий и все просто заканчивается мастурбацией, так, чаще всего они не способны к сексу с зрелыми партнерами. Очевидно, что с родительской точки зрения опаснее группа *pro-contact*, поскольку у них есть целая богатая идеология, объясняющая, почему секс с детьми — это хорошо, полезно и правильно для всех участников. Эта идеология прекрасно транслируется на специальных пабликах, сообществах, интернет- ресурсах. И такой идеологии в открытом доступе больше, чем вы можете предположить: от порносайтов до красивых мультфильмов, фильмов, клипов, которые смотрят наши дети. Лично я под насилием имею ввиду ЛЮБОЙ сексуальный контакт с ребёнком. И в этом мне никто не сможет доказать обратное, так как в личной терапии с клиентами я убедилась в следующем: каждый из них, кто пережил такие события, получил глубокую психологическую травму. Просто дядя попросил показать гениталии, потрогал или было проникновение. Повторюсь, это всегда травма, даже если ребенок еще ничего не знает о половых отношениях. Это всегда разрушительное вторжение во внутреннюю экологию ребенка. В подавляющем большинстве случаев насилие над детьми совершают родственники (братья-сестры-дяди-тети-мамы-папы-отчимы-дедушки-бабушки) и близкие к семье люди. В 90% случаев насильника знают и ребенок, и родители. И в этом большая трагедия. Близкие жертвы предпочитают не выносить сор из избы, продолжают общение с насильником, пытаясь убедить себя, что ничего не произошло. Ребенок (я имею ввиду детей старше 3-х лет) остается без поддержки и защиты, при этом видит безнаказанность своего насильника, укрепляется в мнении, что проблема в нем самом. Кстати, жертвами педофилов-родственников чаще всего становятся тихие и послушные дети.
Возвращаемся к вашему вопросу. Следует насторожиться и не игнорировать, если кто-либо из нашего окружения: 

  • предпочитает общество детей обществу ровесников;
  • выделяет одного ребенка из группы так, что тот чувствует себя особенным;
  • дарит ребенку дорогие подарки, дает деньги без видимого повода;
  • часто заходит в ванную/туалет, где находится ребенок или предлагает искупать его самостоятельно;
  • настойчиво предлагает бесплатные услуги по присмотру за ребенком;
  • «случайно» дотрагивается до интимных частей тела ребенка;
  • секретничает, шушукается с ребенком;
  • настаивает на том, чтобы в помещение, где он находится с ребенком, не входили без стука;
  • проявляет интерес к сексуальному развитию ребенка. Например, задает такие вопросы: «А какие девочки тебе нравятся?», «А ты уже целовалась?»;
  • настаивает на физическом контакте (целует, подолгу обнимает, тискает, сажает на колени, любит возиться, щекочет);
  • «просвещает», использует взрослую сексуальную лексику в разговоре с детьми;
  • как бы в шутку оценивает ребенка с сексуальной точки зрения.

И, чтобы уберечь ребенка от сексуального насилия, НИКОГДА не оставляйте его старшим мальчикам, братьям, дедушкам для присмотра наедине. Береженого Бог бережет. Pro-contact может приручать ребенка и его близких месяцами и даже годами, иной раз выбирая жертву чуть ли не с рождения. Период, когда педофил втирается в доверие, психиатры называют груминг (grooming), то есть ухаживание. Далее возможны два сценария — атака (изнасилование, что, как выяснилось, бывает нечасто, оказалось, что в большинстве случаев на детей нападают половые психопаты, которым годится любая слабая жертва) и совращение, когда педофил делает ребенка соучастником происходящего, и ребенок, связанный чувствами к педофилу (страх, стыд, любовь и т.д.), молчит.

В Казахстане участились случаи педофилии. Согласно приведенной статистике директора ОФ #НеМолчиДетиKZ Алмата Мухамеджанова в Казахстане каждые сутки насилуют двух детей! Как вы думаете, почему? Что не так с нашим обществом?
Тема очень «хайповая» и этим иногда злоупотребляют. Я не призываю молчать, но важно сохранять адекватность и не перейти в крайности, вселяя в ребенка и себя недоверие к миру. Это может привести, как минимум, к тревожным расстройствам.
Важно просто нести ответственность за свою «антихрупкость», психоэмоциональный климат и сексуальное воспитание себя и своих детей.

При этом, я уверена в том, что по факту сексуальному насилию подвергаются намного больше детей, многие из них системно и в течение продолжительного времени.
В личной терапии практически каждый мой второй клиент пережил в детстве «сексуальное вторжение» в той или иной форме. И это случилось не сейчас, это происходило с ними в благополучное советское и менее благополучное постсоветское время. 
Честно признаюсь, в первые годы частной практики я испытывала сильное потрясение от масштабов этой трагедии. Жертвами «родных» педофилов стали не только дети из социально незащищенных групп, это происходило и происходит и в «приличных» семьях, эти преступления совершали наряду с деструктивными элементами, и очень уважаемые авторитетные главы семейств.
Тема педофилии во многих странах Азии табуирована. Семьи, столкнувшиеся с этой трагедией находятся под мощным давлением родоплеменных отношений, порицания и страхом стать «прокаженными». Все хотят «выглядеть хорошо». Трагедия воспринимается как изъян, ущербность. 

Что происходит в нашем обществе? Все родом из традиций.
Еще в совсем недавнем прошлом вступление в брак с девочкой 10-12 лет никак не порицалось. Выдавать ее замуж за значительно зрелого, престарелого мужчину сразу после ее вступления в первую и вторую фазу пубертата, или проще говоря, после наступления первых месячных, являлось нормой. Наверняка, даже в ваших семейных архивах хранится какая-нибудь история или воспоминания о прабабушке, которая вышла замуж совсем подростком. Сложно назвать наших предков педофилами. Эта норма была обусловлена инстинктом размножения, сохранения вида, условиями выживания в агрессивной внешней среде, короткой продолжительностью жизни. По мнению генетиков, вся информация о человеческом опыте сохраняется и передается на генетическом уровне и является частью коллективного бессознательного. Грубо говоря, сексуальное влечение к подросткам у нас в крови.
К сожалению, есть в нашем обществе семьи, в которых женщины находятся в состоянии глубокого шока: насилие над ребенком совершили их любящие мужья, прекрасные отцы, родные дедушки. И за спиной не один год брака. Но, человек и отличается от представителей животного мира способностью управлять своими инстинктами и рефлексией. Объективно сейчас нет необходимости «выживать» и бороться за сохранение вида, нет необходимости продолжения рода таким варварским способом.

как уберечь ребенка от сексуального насилия
Как уберечь ребенка от сексуального насилия?

Как, на ваш взгляд, нужно бороться с педофилией? Поможет ли в этом ужесточение закона, которое уже произошло? 
Однозначно в этом поможет масштабное качественное просвещение, «здоровая» идеология, ценности, и несомненно ужесточение законов в отношении таких преступлений. 
Информированность населения о мерах пресечения и наказания. О том, что педофилия — это расстройство и необходимо наблюдение и лечение, так как осужденные педофилы массово совершают рецидивы через несколько месяцев-лет после освобождения. Не закрывать глаза, если вы в своем окружении или у своего близкого человека замечаете вышеописанные наклонности. 
Любой человек должен быть уверен в том, что общество и государство всегда встанет на сторону жертвы. И имеет это право по факту своего рождения.
Сексуальное поведение обусловлено в первую очередь инстинктами и одним из самых эффективных превентивных инструментов является страх наказания, лишения свободы и даже жизни. Страх наказания базируется тоже на инстинкте и этот страх в большинстве случаях выше сексуальных рефлексий и соблазнов. 

Как можно обезопасить ребенка от сексуального насилия? Как провести с ним разговор, что в мире существует такая опасность? И в каком возрасте это стоит сделать? 

Для того чтобы дать ребенку навык избегать опасности в этой сфере жизни, без «ЭТОТ МИР ОПАСЕН!» необходимо иметь элементарные знания о половом развитии и воспитании ребенка адекватно для каждого этапа его созревания и возраста.

Например, если ребёнок в возрасте от 0 до 5 лет использует детскую лексику для описания половых органов, показывает свои и разглядывает чужие гениталии, изучает свои собственные, спрашивает, откуда берутся дети — такое его поведение является нормальным для его возраста.
И не нормально для такого ребенка, если он демонстрирует взрослое половое поведение, знает, что такое половой акт, использует «взрослую» лексику, имитирует половой акт.

Для детей 6-12 лет нормально задавать вопросы о беременности, месячных, сексуальном поведении взрослых (к примеру, задавать такие вопросы «Почему дядя целует тетю?», «А как именно женщине передаются сперматозоиды?»). Нормально, если он исследует себя и других детей через игры в доктора, маму и ребеночка и т.д., а также тайно мастурбирует.
Не нормально, когда ребёнок этого возраста мастурбирует открыто, когда он демонстрирует глубокие познания в области секса, описывает половой акт, использует взрослую лексику или демонстрирует взрослое половое поведение.
Кроме того, надо знать симптомы стресса, возникшего на сексуальной почве. Следует насторожиться, если:

— ребенок демонстрирует сексуализированное поведение, имитирует половой акт с игрушками или другими детьми;

— у ребенка внезапно появляются ночные кошмары, страхи;

— ребенок отказывается общаться с кем-то из взрослых или детей, с кем ранее общался нормально;

— у ребенка появляются синяки и ссадины, особенно в интимных областях, появление которых он не может объяснить;

— он приходит в грязной одежде, словно валялся на земле;

— у ребенка появляются новые вещи, деньги, игрушки;

— у ребенка появляются новые друзья, с которыми он вас не знакомит;

— у ребенка появляется взрослый друг;

— ребенок скрывает от вас свою активность в сети;

— у ребенка «из ниоткуда» появляются новые взрослые слова;

— его настроение нестабильно, наблюдается страх перед определенными местами или людьми, вспышки гнева, плаксивости, замкнутость;

— в развитии наступает откат, начиная с успеваемости и заканчивая мокрой постелью или штанишками;

— при подмывании он зажимает область промежности.

Помните, что педофил pro-contact может как прикасаться к ребенку, так и нет, совращая  другим образом: демонстрацией порнографии или своих половых органов, сексуальными разговорами и т. д. На этот случай ребенок должен быть вооружен знаниями о том, что:

— у него есть интимные части тела, до которых никто не может дотрагиваться (это гениталии, грудь, ягодицы, рот);

— у этих интимных частей есть названия;

— по отношению к этим частям тела есть «личные» прикосновения только со стороны родителей и самого ребенка, а прикосновения других людей не должны быть «секретиками». Потому что педофилы, трогая ребенка в интимных местах, часто говорят ему такую фразу: «Никому не говори. Пусть это будет нашим секретиком».

— медицинское обследование должно проводиться ТОЛЬКО и ВСЕГДА в присутствии родителей;

— о секретных прикосновениях со стороны других обязательно надо рассказать маме или папе, их нельзя держать в тайне.

А также не стоит забывать, что:

  • ребенок должен четко понимать, что вы не отвергнете и не оттолкнете его, если он расскажет вам о секретных прикосновениях и вы защитите его, как минимум, встанете на его сторону;
  • ребенка нужно научить уходить из ситуаций, в которых он чувствует себя некомфортно. Он должен уметь говорить «нет», и у него должен быть опыт того, что его «нет» имеет значение;
  • ребенок должен доверять своей интуиции: если он чувствует, что происходит что-то не то, надо уходить/обращаться за помощью;
  • ребенок должен знать, что никто не имеет право и не должен просить фото его обнаженным, делать такие фото и т.д;
  • с ребенком постарше нужно придумать кодовое слово, услышав которое вы приедете и заберете его откуда угодно;

В заключение, очень хотелось бы еще раз отметить, что жизнь и мир прекрасны! Безопасность — это то, что мы можем организовать сами, без потери доверия к миру. Безопасность в этом вопросе — то же самое, что и правила дорожного движения. Не надо боятся дорог, надо знать и соблюдать правила! Берегите себя!


Интервью. Эльмира Колмакова. Фото предоставлено героиней, Shutterstock.com.