Что такое эко-косметология, чем хорош эффект Спанч Боба, как в Казахстане создаются эко-препараты для мезотерапии и почему SPF это плохо, рассказала врач-аюрведист Наталья Скурихина.

Область косметологии, в которой я работаю, основывается на тысячелетней аюрведической базе, но совсем недавно она получила новое модное называние. Эко-косметология. Здесь для омоложения и решения косметологических проблем не используются синтетические вещества, только натуропатические препараты. Результат же всегда естественный.

Большинство широко распространенных методик я называю «фейковыми». Они дают одну лишь видимость. Не дают глубины, не дают здоровья. Например, мезонити и ультразвуковой смас-лифтинг обеспечивают фиброз, а вовсе не обновление. А что такое фиброз? Это патологическое соединение тканей. Возникает вопрос: как патология может быть связана с молодостью? Разумеется, никак.

Также я резко против использования гелей на основе гиалуроновой кислоты. Они стимулируют коллаген первого типа, так называемый «коллаген старения». Да, эффект омоложения получен. Но лицо выглядит «жестким». И главное, нарушается клеточный метаболизм, что влечет за собой раннее старение.

Я не могла не прийти к аюрведе.

Еще в мединституте нас учили наблюдать результаты на практике. У большинства пациентов эффект был смазанным, меня он не устраивал. Одновременно с этим я начала тесно сотрудничать с аюрвидистами. В частности с доктором Винодом, который стал моим учителем. Стала наблюдать за поведением кожи пациентов, которые используют аюрведические препараты, и тех, кто используют «синтетику». Что я увидела?

Я увидела, что несмотря на обилие косметики, препаратов и процедур, процесс старения помолодел. Пигментация стала сильной и зачастую злокачественной. Если раньше достаточно было помазать пятна кефиром, то сейчас вывести их крайне сложно. И в итоге мы пришли к выводу, что синтетика полностью не усваивается организмом.

Омоложение должно быть естественным. И с гордостью могу сказать, что в области естественного омоложение мы занимаем ведущую позицию. Мы разработали такие препараты (как для домашнего пользования, так и для мезотерапии – HB), которые дают питание для роста новой, молодой ткани. Как сказали бы спортсмены, являются анаболиками. А я уточню: природными анаболиками. Без побочных эффектов для организма, не токсичные.

Стареет не только кожа. Мышцы, связки, подкожно жировой клетчатки – омолаживать нужно все. Тогда лицо не будет выглядеть натянутым или тяжелым и надутым. Оно будет легким, сияющим. Кожа также поменяется. Станет пышной, упругой, «стоячей». Я называю это «Эффектом Спанч Боба». Чем юная кожа отличается от старой? Ее хочется потрогать, потрепать за щечки. Стареньких бабушек никто за щечки потрепать не хочет.

Мы по-другому видим старение.

У нас кардинально другой подход. Мы освобождаем лицо, делаем его легким, в то время как «синтетическая косметология» лицо утяжеляет. Это как с надувным шариком. Взяли новый шарик, раздули его, сдули, раздули, сдули… И после каждого сдувания он становится все более растянутым. Его хочется еще больше наполнить, надуть еще больше, но этот процесс не может длиться бесконечно. До каких пор лицо можно раздувать, как шарик?

Допустим, у пациентки западают височные области. Что ей предложит обычный косметолог, не аюрведист? Правильно, заполнить «провалы» гелем. Мы же считаем, что ничем заполнять не нужно. Нужно понять, почему происходит истощение ткани. А происходит это потому, что связочный аппарат начинает тянуть ткани вниз. Связки стали хрупкими, они больше не держат жевательную мышцу. Мы исправим все так: облегчим скулу, освободим жевательную зону, и виски наполнятся сами.

Наталья Скурихина
Наталья Скурихина

Мы производим эко-косметику. Чем она отличается от органик? В косметике с пометкой органик используются культивированные растения, которые выросли на фермерских полях без синтетических удобрений. А есть растения дикие, растущие в природных зонах с эко-статусом. Такие растения имеют особую силу. Например, есть женьшень культивированный, а есть тот, что вырос в лесах на Дальнем Востоке. Разница и в цене, и в получаемом эффекте огромная. Наше производство находится в предгорье Илийского Алатау в экологически чистом районе Жанатурмыса. Оно небольшое. Впрочем, натуральное производство и не может быть большим.

Эко-косметология сегодня модный тренд. И мы должны гордиться, что в этом аспекте идем, не побоюсь сказать, впереди планеты всей. Нашим брендом заинтересовались корейцы, заинтересовались американцы. Многие вообще не верят, что можно сделать 100% натуральный крем. Скептикам я отвечаю так: “До открытия химического синтеза натуральные кремы как-то же делали. Почему сейчас нельзя?” Все возможно. Если мы чего-то не знаем, еще не значит, что оно не существует. Я потому и сделала патент. Чтобы все знали, что в Казахстане есть 100% натуральное производство.

Тема моей новой разработки – биоценоз кожи.

Это то, про что все давно уже забыли. Суть в том, что у нас на коже должны жить бактерии. Это наши собственные защитники, они разрыхляют кожу, не позволяют зародиться спаечному процессу, сами борются с патогенными бактериями. Как птички на бегемотах. Здесь та же работа вместе. Синтетические кремы убивают эти бактерии. Возникает дисбактериоз кожи, она перестает обновляться, нарастают мертвые клетки.
Особенно это касается солнцезащитного крема. Да, он защищает от солнца, но сам как крем является очень токсичным для кожи. И не будем забывать, что раньше пигментированные кератомы были уделом 60-летних женщин, а сейчас это беда сорокалетних. Хотя все поголовно мажутся SPF.

Растения не вызывают аллергическую реакцию. Это большой миф. Аллергия возможна на пыльцу растений в том случае, когда организм забит токсинами. Или если растения обработаны пестицидами. За 15 лет моей работы с аюрведой у пациентов ни было ни одной тяжелой реакции.

Эко-косметология – это косметология будущего. Мы не стремимся “раздуть” кожу, а работаем с мышцами, связками, с осанкой и даже с настроением. Опять же, эко – это не просто косметика. Это лайф-стайл, новая грань осознанного потребления.


Автор. Harper’s BAZAAR Kazakhstan.