Гульжан Туткибаева, народная артистка РК и руководитель балетной группы ГАТОБа, о важности современного балета в Казахстане и новых постановках, которые скоро будут представлены в Европе.

Фото: Мария Попова Mariya Popova

Стиль: Жанара Мирзажанова Zhanara Mirzazhanova

Интервью: Эльмира Колмакова Elmira Kolmakova

Как вы, будучи балериной, открыли в себе талант руководителя?

Правильней будет сказать, что не я в себе что-то открыла, а другие люди открыли это во мне. Видение того, как помочь усовершенствовать качество исполнительского мастерства артиста, какие замечания ему сделать, появилось у меня еще в то время, когда я сама танцевала на сцене. Наверное, это было заметно, так как руководство театра само обратилось ко мне с просьбой заняться воспитанием молодых артистов. Я, конечно, была удивлена, но откликнулась на предложение. Уже потом я поняла, что помимо большого багажа знаний, у меня еще есть профессиональная интуиция, и она абсолютно спонтанна. Плюс я сама прошла весь путь – от новичка до примы, поэтому могу многому научить.

Откуда у вас страсть к новой хореографии, к современному балету?

В Советском Союзе современным балетом не занимались. В этом плане Запад ушел далеко вперед. И особенно ярко пропасть между нами проявилась в 1991 году на международном конкурсе в США. Скажу честно, у нас тогда был очень бледный вид. Глядя на яркие номера других артистов, я поняла – хотя мы и были воспитаны в классической школе – насколько интересен этот вид балета. Современная хореография дает больше свободы пластики тела, больше самовыражения и раскрытия эмоциональной составляющей человека, можно даже ввести психологическую часть в спектакль.

Футболка, юбка, все Dior; браслет, кольцо, все Damiani.

«Необходимо соблюдать грань между искусством и новизной. Если балетмейстер не вкладывает в свою постановку ничего, то что
                    получит зритель?»           

Говорят: «Когда не могут танцевать классику, переходят на модерн». Так ли это? И что дает классическому балету современный танец?

Честно говоря, такие случаи бывают. «Классики» в большинстве своем могут танцевать современный балет, а вот «современникам», которые обучались только современному балету, классика не подвластна. Классическая база – это эталон. Есть хореографы, которые находят свой стиль, наслаивая на эту базу новые элементы. В свою очередь современный балет обогащает классический, добавляет эмоций, ярких красок. Иногда новое – это хорошо забытое старое. Взять, к примеру, постановку Брониславы Нижинской. Хотя она датируется началом XX века, это полностью современная хореография. Просто раньше она не была так распространена и не всем приходилась по душе. А иногда хореографы стараются что-то придумать только ради того, чтобы придумать. Не для поиска нового, а скорее из желания просто показать – «а вот так вы еще не видели, а вот так еще не делали». Мне же кажется, необходимо соблюдать грань между искусством и новизной. В постановке может быть какая-то недосказанность, тем не менее, единая мысль должна просматриваться. Если балетмейстер не вкладывает в свою постановку ничего, то что получит зритель? 

Нуждается ли балетное искусство в популяризации и почему?

Конечно, нуждается. Но не так, как принято думать. Наши люди образованные, много знают о балете, он им интересен. Поэтому хотелось бы только донести, что балет – элитарное искусство, которое требует большого труда. Чтобы зритель понимал, что для постановки спектакля была проделана огромная работа, и она достойна уважения.  

В чем заключается разница между мировым балетом и балетом в Казахстане?

Если говорить про наш театр, то различие в репертуаре. У нас он очень разнообразен, в один месяц идут сразу четыре разных спектакля. На Западе же ставят только один, и он идет целый месяц или даже два, меняются только солисты. Второе отличие – это условия. Уровень балета в Казахстане очень высок. И о развитии нашего балетного искусства все больше и больше становится известно на мировой арене. Однако многие отечественные артисты уезжают работать в другие страны. Они стараются выступать там, где больше платят, так что финансовая сторона для нас, конечно, основной отрицательный момент. Впрочем, несмотря ни на что, на нашей сцене хотят танцевать иностранцы. К примеру, в нашем театре работают две японки. Одна из них уже стала солисткой. 

Брючный костюм, Dior; подвеска, Damiani

Расскажите о ваших новых постановках. Почему именно с ними вы отправитесь на гастроли по Европе? 

Было три постановки: спектакль «Шопениана» и два современных балета – «Открывая Баха» и «Балеро». Когда мы говорим о разнообразии репертуара, я как руководитель вижу, что иногда кроме больших полотен, нужны небольшие спектакли. Я знаю, что и артисту, и зрителю необходимо какое-то новое видение. Поэтому были приглашены два балетмейстера: Дэвид Джонатан из Австралии и Риккардо Амаранте из Бразилии. И все получилось. Ценно, что эти постановки были созданы специально под наших артистов. Так что в Европу мы везем и классику, и что-то совершенно новое. 

Какое будущее у балета в Казахстане?

Я абсолютно убеждена и верю, что балетное искусство в Казахстане будет развиваться, потому что оно востребовано, любимо и необходимо зрителю. Наш театр идет по своему пути развития. У нас классическая база, поэтому наш репертуар всегда будет классическим, но и не лишенным современных спектаклей. Думаю, театру необходимы постановки с новой хореографией, чтобы разнообразить репертуар и привлечь больше зрителей. 

Платье, Dior; серьги, Alsara by Damiani; кольцо, собственность Гульжан Туткибаевой

Креативный директор: Лариса Азанова; макияж и прическа: Диля Абдуллаева @dallurebeauty; ассистент визажиста: Алия барбекова; ассистент стилиста: Аружан Молдасеитова.