В начале лета звезда «Игры престолов» Пилу Асбек посетил фестиваль Comic Con в Нур-Султане. Исполнитель роли Эурона Грейджоя рассказал Harper’s BAZAAR Kazakhstan о подводных камнях финала сериала, дружбе с Джейме Ланнистером в реальной жизни, а также почему в Европе все будут носить казахские чапаны.

Фото: Тимур Утешбеков Timur Uteshbekov

Интервью: Айнура Есенжолова Ainura Yessenzholova

Это ваш первый визит в Казахстан. Что вам больше всего понравилось?

Люди. Казахстан – самая гостеприимная страна, в которой я когда-либо бывал. К сожалению, я был только в столице, но два дня, что я провел здесь, были замечательными.   Надеюсь вернуться сюда снова, чтобы познакомиться с красотами вашей страны поближе. Казахстанский народ, а в особенности поклонники Comic Con, просто невероятны.

Как вас встретили фанаты?

Все были так милы со мной. Ощущал себя очень особенным гостем. Мне дарили шахматные доски, торты и картины.

Какой подарок запомнился больше всего?

Национальный казахский костюм (чапан – HB). Я примерил его и должен признать – выглядел чертовски круто. Думаю, я сделаю это новым фэшн-трендом в Дании. Так что, следующей зимой все в Европе будут носить чапаны.

Давайте поговорим об  «Игре престолов». Вам самому нравится финал?

Финал сериала довольно логичен. Конечно, многие очень расстроены концовкой, но, думаю, это все простое недопонимание. Помню, как был зол, когда сценаристы убили Неда Старка в первом сезоне, как меня разозлила смерть Талисы. Я был в ярости. Но не будем забывать, что ярость – признак увлеченности. Это значит, что ты трепетно относишься к тому, что смотришь. Согласитесь, ведь для телешоу лучше иметь именно таких фанатов, чем тех, которым наплевать. В любом случае, я был взбудоражен финальным сезоном и уверен, что через пару лет люди будут благодарны тому, что такое шоу как «Игра престолов» существовало.

В сериале ваш персонаж поддерживал Серсею Ланнистер. А за кого болели лично вы?

Я бы не возражал, если бы Семи Королевствами управляли двое – Серсея и Эурон. Что маловероятно. На самом деле я думал, на трон не воссядет ни один из героев, просто потому, что они все переубивают друг друга. Когда Джон Сноу убил Дейенерис, я был в шоке. Он был законным королем, но он никогда бы не смог стать им по-настоящему из-за давления и осуждения со стороны народа, нового правительства и Вестероса. Поэтому ему пришлось пойти на крайние меры и поддержать Брана – Трехглазого Ворона. Так что, это все имеет смысл. Если вы посмотрите на плакат первого сезона, где на троне сидит Нед Старк с мечом, вы увидите, что недалеко от него – ворона. Это удивительно! Создатели уже знали обо всем 10 лет назад!

Вы довольны судьбой своего героя?

Я был бы доволен, если бы моему герою посвятили спин-офф длиною в 20 серий! Но есть такая датская пословица: иногда деревья не могут дорасти до рая. Так что, я безумно доволен каждой выделенной мне секундой в сериале. Как персонаж, получивший менее 25 минут экранного времени, Эурон сумел нанести серьезный ущерб вселенной «Игры престолов». Единственное, с чем я был не согласен – это когда сценаристы решили убить меня в пятой серии финального сезона. Во время сцены схватки с Джейме Ланнистером (Николай Костер-Вальдау – HB)  я должен был закрыть глаза и строить страдальческую мину, но я был упрям и не сделал этого. Так что, Эурон не умер. Это на случай, если сценаристы все-таки посвятят мне спин-офф.

пилу асбек

Ваше отношение к Эурону Грейджою.

В седьмом сезоне мы видим сцену, когда Эурон приходит к Серсее в тронный зал и говорит: «В детстве я мечтал о том, что когда я вырасту, женюсь на самой красивой женщине в мире». И это была правда. Он любил ее настолько, насколько Эурон Грейджой способен любить другого человека. Все, чего хотел Эурон – это власть. И принятые им решения основывались лишь на этом желании. Ведь в этом и есть смысл «Игры престолов» – заполучить трон. Если женитьба на Серсее помогла бы Эурону заполучить трон, то он бы сделал это. Но я все же думаю, что власть не была основной причиной. Он действительно любил ее.  Эурон – очень интересный персонаж. Да, он злодей, соответствующий всем канонам, но временами я нахожу его даже забавным.

В реальной жизни вы дружите с Николаем Костер-Вальдау, исполнителем роли Джейме Ланнистера и вашим земляком. Каково это – играть врагов на экране с другом?

Мы – профессиональные актеры, поэтому будь он хоть из Узбекистана, меня бы это не волновало. Работа есть работа. Во время съемок мы практически не общались на датском, чтобы нашим коллегам было комфортно. Но было весело быть тем, кто практически убил Джейме Ланнистера.

Вы помните свой первый съемочный день?

Я мучился от похмелья. В ночь перед первым съемочным днем я встретился с Альфи Алленом и Джеммой Уилан, сыгравшими моих племянников Теона и Яру. Локация находилась на самом Севере Ирландии. Мы были изолированы от всех. Заселившись в отель, я отправил каждому из них в номер записку: «Ваш дядя прибыл и ждет вас в баре». Через час мы сидели и выпивали.

Ваша любимая сцена.

Бой флота Эурона и Яры Грейджой во второй серии седьмого сезона. Мой герой убил своих родственников и более 15 человек. Было увлекательно снимать эту серию. В Дании я всегда играл интеллектуалов,  а сейчас, наконец, получил роль брутального парня.

Как отпраздновали окончание сериала?

У нас была традиция: когда персонаж умирал, съемочная команда дарила актеру режиссерский план его первой сцены. Плюс ко всему выбывший из шоу произносил речь. Не помню, о чем я говорил, потому что был слишком растроган. Но все, сказанные мною в тот день слова, не сравнятся с нашими неформальными беседами за ужинами или бокалами вина.


Продюсер. Лариса Азанова. Ассистент фотографа. Фаррух Дуйсебаев. Локация. The Ritz-Carlton, Astana.