Стать жертвой преступления — это страх абсолютно каждого человека. И именно из этого страха произрастает такое общественное явление как виктимблейминг — обвинение жертвы преступления в том, что с ней случилось. Привыкший осуждать всех и вся социум абсолютно не понимает, что таким поведением калечит жизнь людей, прошедших через ад насилия и преступного посягательства. Harper’s BAZAAR Kazakhstan решил поговорить с психологом-гуманистом и основательницей Академии Эмоционального Интеллекта Риттой Тохтаевой о том, какие опасности скрывает в себе виктимблейминг и как жертва может с ним справиться.

Виктимблейминг убивает: чем он опасен для жертвы преступления и общества?
Ритта Тохтаева — психолог-гуманист, основательница Академии Эмоционального Интеллекта

Ритта, расскажите, откуда происходит понятие виктимблейминга? Откуда его корни?

Виктимблейминг (от англ. victim — жертва и blame — обвинять) происходит, когда жертве какого‑либо преступления приписывается провокация преступника, желание стать этой самой жертвой. Чаще всего о нем говорят в контексте таких преступлений, как домашнее или сексуальное насилие, и как показывает практика, чаще всего обвинение жертвы направлено в сторону женщин. По другому это звучит «сама, дура, виновата».

Для удобства я предлагаю определить насилие не только как физическое или сексуальное, но и как моральное, психоэмоциональное, социальное и экономическое.

Ошибочно считать, что к обвинению жертв склонны только  какие-то определенные группы людей, а «нормальным» людям в целом она не свойственна. Еще в 1966 году американский социальный психолог Мелвин Лернер в серии экспериментов доказал, что вне зависимости от личностных качеств и моральных ориентиров людям в целом свойственно верить в справедливость окружающего мира и, как следствие, приписывать жертвам различные качества, оправдывающие насилие над ними. Лернер небезосновательно считал, что эта вера, несмотря на свою наивность, несет в себе определенную пользу, так как она помогает людям в тяжелые моменты жизни не проваливаться в беспомощность и сохранять веру в свою способность действовать, планировать будущее и достигать целей.

Корни обвинения жертвы, а другими словами, полное перекладывание ответственности за насилие только на жертву, заложены в психике человека, так как напрямую связаны со страхом. Да, в основе этого процесса лежит страх того, что с тобой может произойти какое-либо насилие. Сознание человека включает мощный защитный механизм — веру в причинно-следственные связи. Мы как бы даем себе гарантию, что со мной этого не произойдет, потому что я веду себя правильно, а наказание получают только плохие. И если это произошло со мной или с кем-то другим, значит, я или она плохая, нарушила какие-то правила. Знакомо? Это ведь основная формула воспитания, которую мы слышим в детстве.

«Будь хорошей девочкой», «Ты же хорошая, надо быть достойной хорошего отношения, надо заслужить», «Ты сама виновата, надо было уступить», «Правильно, не надо было лезть», «Будешь неудобной или не слушаться старших, тех, кто сильнее тебя, то останешься одна» — это малая часть того, что формирует в нас состояние жертвы. И в основе всех этих коммуникаций — манипуляция. Нам удобны послушные дети. И еще раз повторюсь, у нас есть иллюзия гарантии, что если я буду хорошей или если мой ребенок будет “правильным”, то люди будут поступать справедливо и никогда не накажут.

И поэтому, когда женщина подвергается насилию, ее сознание пытается объяснить это событие, а в следствие воспитания, это объяснение всегда не в ее пользу. «Мне надо было промолчать, он хороший, я его довела» — это то, что чаще всего я слышу от женщин, столкнувшихся с насилием со стороны близких людей: родителей, родственников, любимого человека. Формируется эмоциональные и поведенческие искажения, что насильник  не несет ответственности, контроля и воли за свои реакции. Жертва, как правило, сильно зависит физически или эмоционально от насильника и для “выживания” начинает приписывать ему несуществующие уважительные и благородные мотивы, преувеличивают собственное значение в его жизни, одновременно самоуничижаясь,  считая, что насильник все еще делает одолжение, потому что до сих пор «остается с такой как я». Этот процесс в популярной литературе называется “стокгольмский синдром”.

Почему такое явление как виктимблейминг существует в обществе?

Основная причина существования виктимблейминга — психологическая. Так как, виктимблейминг — это психологическая защита личности от осознания беспомощности. Сталкиваясь с историями насилия над другими, бессознательно наша вера в собственную безопасность в какой-то мере разрушается, а так как у нас в силу психологической безграмотности недостаточно внутренней устойчивости для того, чтобы адекватно оценить совершенное насилие, то мы бессознательно создаем  себе какую-нибудь теорию о том, что насилие было заслужено и спровоцировано самой жертвой. Мы успокаиваемся таким образом: «Со мной-то такое точно не случится, я веду себя правильно и никого не провоцирую!». И мы готовы для собственного внутреннего спокойствия осуждать жертву, не осознавая, что добивая ее, игнорируем то, что важно и нужно разбираться с возможными угрозами насилия.

Вторая причина, по моему мнению, в том, что  в любом обществе существуют мифы и стереотипы, манипулятивные модели воспитания,  а также низкий уровень психологической грамотности. С одной стороны, нас учат терпению и смирению, а с другой стороны, стоит рассказать даже близким людям о насилии, мы сталкиваемся с пресловутым “сама виновата”, даже на уровне правоохранительных органов. Вы в курсе, что в судебной практике материала о жертве, целью которого является найти факты о провоцирующем поведении,  собирается в разы больше, чем на насильника?

виктимблейминг

Получается, люди обвиняют во всем жертву преступления, чтобы просто успокоить себя?

Как мы говорили выше, в основе этого лежит страх. Обвинение жертвы создает иллюзию, что со мной этого не случится, если я буду вести себя “правильно”. Это отягощается дополнительно еще и тем, что приходится жертве пройти после самого преступления, она сталкивается с виктимблеймингом в несколько этапов: от ближнего окружения до обращения в правозащитные органы — процедуры, допросы, многократное повторение случившегося. При этом, представители правоохранительной системы также допускают виктимблейминг в отношении жертвы. Чем не круги ада? Поэтому, нам важно объяснить себе случившееся с точки зрения «Я могу этого избежать, контролируя свое поведение». Просто нам так легче. Человек — социальный биологический вид, поэтому один из самых больших его страхов — это стать изгоем.

Во-вторых, в нашем обществе, и не только в Казахстане, нет эффективной системы по защите прав пострадавших. Очень высоко влияние стереотипов при невысоком уровне осознанности. Система — это всегда отражение внутренних процессов общества. К сожалению, в нашем обществе на всех уровнях, начиная с семьи, нет уважения к правам личности. Более того, мало кто знает, понимает и пользуется этими правами, не говоря уже о воспитании своих детей через призму уважения к этим правам.

Приведу такой пример: придавая излишнее значение образованию, родители зачастую терпят педагогов-тиранов и заставляют терпеть и своих детей. Хотя в начальных классах, в первую очередь, большую пользу для становления успешной личности принесет поддерживающий педагог, способный внушить ребенку, что он справится с любой задачей, не вешая ярлыки “ты тупой, бездарный, бестолковый” и т.д. Осуждение в социуме и стереотипы “хорошести” и неизбежности наказания, а также “педагог всегда прав” очень сильно влияют на дальнейшие модели поведения. Безосновательная вера в “справедливость” тех, от кого ты зависишь, формирует чувство вины. Если меня наказали, значит, я точно сделал что-то плохое. С чем сталкиваются неуспевающие? В первую очередь, с виктимблеймингом, а не с поддержкой, попыткой помочь или разобраться.

Каким бывает виктимблейминг? Как он может проявляться в разных обстоятельствах и от разных людей?

Виктимблейминг появляется там, где собираются люди в количестве больше 3 человек.

Классификации виктимблейминга не существует, но я предлагаю рассмотреть две формы его проявления.

Бытовой или неосознанный

Это наше мнение, которое мы выражаем в повседневных коммуникациях в семье, в кругу друзей, на работе, давая оценку поведению людей. Например, когда подруга рассказывает нам о том, что ее мужчина запрещает встречаться с подругами или у него есть доступ к ее телефону, что мы чаще всего отвечаем: “Ты сама виновата, что терпишь такое, значит, тебе это нравится”. А если случается что-то посерьезнее, то восклицаем: “Как ты могла такое терпеть, надо было поднять шум и звонить во все колокола!”

Понимаете, виктимблейминг существует не как что-то отдельное от нас, мы пропитаны им и поэтому, в первую очередь, необходимо начинать с себя. Например, обратиться к специалисту, если в твоей жизни есть факторы насилия или попытаться разобраться. Давать советы не из разряда “Ой, давно уже ушла бы”, а “Надо разобраться, пока ты не пострадала серьезно!”

И вроде бы советы адекватные, но именно нерешенные психологические проблемы, чувство вины, страха, непонимания того, что происходит, не дают следовать здоровым реакциям. Да, жертвами насилия становятся люди с определенными моделями поведения и искаженным восприятием себя. Это люди с высоким уровнем чувства вины, ощущением недостойности и склонные к занижению самооценки. Именно под влиянием этих факторов мы вступаем в созависимые отношения, прибегаем к манипуляциям, желанию нравится. Природой такого поведения являются внушенные обществом страх осуждения, отвержения и одиночества: “А кому я буду нужна?”.

Также очень сильное влияние оказывает романтизация токсичных по своей сути отношений в кинематографе, литературе, искусстве, музыке.

Массовый или целенаправленный

Это уже адресно направленный виктимблейминг, имеющий цель оказать влияние на сознание большого количества людей и сформировать ожидаемую реакцию и нужное мнение.

Этот вид носит новостной характер, тщательно муссируется в социальных сетях и средствах массовой информации. Сложно не поддаться влиянию толпы, но очень важно включать критическое мышление и понимать цель таких технологий.

“Не суди — судим не будешь” — у этого изречения гораздо более глубокое значение лично для меня. Не суди, а разберись, что откликается в твоих эмоциях, в чем ты можешь стать жертвой, где ты нарушаешь чужие права, границы и позволяешь нарушать свои.

виктимблейминг

В Казахстане виктимблейминг широко распространен. К примеру, в недавнем шокирующем убийстве девушки Аяжан Едиловой, многие интернет-пользователи возлагают на жертву ответственность за то, что с ней случилось. Мол, зачем познакомилась с ним в соцсетях и пошла к нему домой.

Это преступление просто шокирующее по своей жестокости и извращенности, вызывает ужас, от которого встают волосы дыбом. И на этом примере очень точно проявилась природа виктимблейминга. Общество дает психологическую реакцию: зачем она познакомилась, зачем поехала. За несколько дней мы все узнали об этой девушке: скромная, умная, старательная, послушная. Все ее окружение в шоке от случившегося. Как это могло произойти с ней, с такой хорошей девочкой? Как? В комментариях очень много вопросов и предположений от наблюдателей, каждый бессознательно ищет ту причину, из-за которой это случилось, знание которой поможет избежать собственной трагедии. За считанные часы мы уже знали все об Аяжан, ее образе жизни, в мельчайших подробностях, исследовали и анализировали. Но практически ничего не попытались узнать о преступнике. И практически никто не предположил, что у него вероятнее всего был целенаправленный умысел и он сделал все возможное для того, чтобы заманить свою жертву: психологическое давление, манипуляции, обман, выдача себя за другого человека. Преступник затеял это в силу своих психологических проблем, а не потому, что его спровоцировали. И наверняка, жестокость и нездоровье его натуры проявлялась, но никто не придавал этому значение.

Как вы думаете, отличается ли виктимблейминг в Казахстане и других азиатских странах от его проявления на Западе?

Если рассматривать виктимблейминг шире, чем просто осуждение жертв насилия, а в целом отношение к более слабым, менее защищенным слоям населения, то да. На Западе сложилось более толерантное отношение как к жертве, так и к преступнику. Развита система социальных институтов помощи и реабилитации людей, подвергнувшихся насилию, принудительное психиатрическое лечение для преступников.

Каковы последствия виктимблейминга для общества? Почему такое поведение укрепляет позицию насилия в повседневной жизни?

В конечном счете виктимблейминг показывает уровень психического здоровья общества, осознанности, если хотите. Обвинение жертвы и попытки обнаружить вторичные скрытые выгоды “тебе это зачем-то было нужно”, полученные от насилия опасны и неоднозначны. Склонность обвинять мешает адекватно оценивать уровень своей ответственности в вопросах безопасности, потому что избегание переживания собственной беспомощности в некоторых ситуациях, не позволяет точечно, вовремя и экологично реагировать на любые проявления любых форм насилия: от воспитания в семье до социальных норм поведения и морали. “Будь послушным, хорошим, удобным и с тобой всегда поступят справедливо” — самое опасное искажение действительности.

Иногда у личности достаточно ресурсов для самозащиты, поддержка окружения в том числе, разгораются масштабные социальные конфликты, обсуждения в СМИ, громкие процессы, разоблачения и т.д. Но как правило, все быстро забывается и сделать жизнь нормальной после насилия все равно не получается, так как большинство из нас не понимают природу виктимблейминга.

Хуже, если личность находится в более тяжелом психологическом состоянии. Виктимблейминг приводит к усилению чувств стыда, унижения, беспомощности, закреплению симптомов, связанных с переживанием психической травмы. А когда в роли виктимблеймеров выступают люди, априори пользующиеся высоким доверием человека: старшие родственники, друзья, наставники, авторитетные психологи и т.п., — потенциальный ущерб для психики возрастает в разы. Все это чревато формированием устойчивой плохо осознаваемой скрытой агрессии, которая может быть направлена как во внутрь человека, так и во внешнюю среду.

Для общества последствия виктимблейминга могут стать социальными проблемами. Это разрушает атмосферу безопасности, способствует нормализации насилия в массовом сознании и усложняет помощь его жертвам. Почему? Потому что единственная адекватная реакция разумного существа, и если мы все-таки относим себя к высшим разумным существам, могут быть только поддержка, сочувствие, помощь вернуться к нормальной жизни и ощущению “со мной все в порядке”, а не дополнительные обвинения, унижения, преследования и презрение. Со стороны правоохранительных органов, в первую очередь. Да, мы все испытываем страх наказания, но точно можем этим управлять.

Как жертва может справиться с виктимблеймингом в свой адрес?

Самостоятельно сделать это очень сложно, практически невозможно. Повторюсь, мы — социальный биологический вид и нам очень важны одобрение и признание социума. Чаще всего разрушает не сам факт насилия, а то что приходится проживать после. Разочарование и жалость со стороны близких, брезгливое отношение, унизительные уголовные процедуры, которые тоже носят характер виктимблейминга “а вы точно этого сами не хотели?”. Этим и пользуются насильники, зная, что человек 100% выберет молчание, чем захочет пережить огласку и все, что за этим последует. Статистика в разы занижена. В моей практике, почти каждая клиентка подвергалась какому-либо насилию, но выбрала молча пережить эту травму, которая в любом случае отразилась на ее будущей жизни. И достаточно часто женщины рассказывают, что насильник угрожал оглаской и предупреждал, какой позор ее ждет.

В первую очередь необходимо обратиться к специалисту и в правоохранительные органы. Специалист даст необходимую поддержку как психологическую, так и эмоциональную, чтобы справиться как с самой травмой, так и противостоять виктимблеймингу. Критерий для выбора специалиста — 100%-ная поддержка, никаких исследований, что привело в состояние жертвы, только тотальная поддержка на этом этапе и работа с ближайшим окружением.

Виктимблейминг убивает: чем он опасен для жертвы преступления и общества?

Как можно донести до людей, что виктимблейминг калечит судьбы людей и что жертва нуждается в поддержке, помощи и сострадании, а не попрекании и обвинениях?

В первую очередь необходимо понимать и знать природу этой формы осуждения. Развивать в себе критическое мышление, не допускать в себе и в других чувства вины, быть ответственным в той мере, в которой это возможно. Не оставаться равнодушными и безучастными к насилию вокруг нас.

Каждый из нас может оказаться в ситуации, в которой будет беспомощным и не сможет противостоять, в которой философские, эзотерические смыслы и значение произошедшего помогают успокоить себя окружению, но не жертве.

Чем ниже уровень осознанности в обществе, тем выше влияние стереотипов и тем выше уровень осуждения пострадавших. Основной корень закладывается в детстве. Родители, обсуждая какое-то происшествие, бессознательно объясняют “она сама дура виновата” и дополняют “вот видишь, что будет, если не будешь хорошим”.

“Где есть жертва, там и палач найдется” — так гласит мудрость. Виктимблейминг — это следствие, а не причина, поэтому, я  считаю, что важнее делать все возможное для воспитания в себе и в своих детях здоровой личности, для которой насилие в любой форме будет просто неприемлемо.


Интервью. Эльмира Колмакова. Фото. Из личного архива героини, Shutterstock.com.

Поделиться: